Рыбацкие рассказы

Тут публикуем то, что про рыбалку, но не попадает в другие разделы.

Модераторы: Hawk80, Yurkoff


Поделиться ...

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение Yurkoff » 29 мар 2017, 14:35

Давно что-то уже нашего уважаемого рассказчика слышно не было, а уже хочется проникнуться новыми историями.
Плохой день на рыбалке лучше, чем хороший день на работе.
Наши фото в инстаграме #ohotaby
Аватара пользователя
Yurkoff
Водяной
 
Сообщения: 3924
Зарегистрирован: 09 мар 2011, 16:39
Откуда: г. Минск
Репутация: 92 [ ? ]
Награды: 6
За особый вклад в жизнь форума (2) Почетный модератор (1) За общественную деятельность! (1) За патриотизЬм ) (1)
Почетный участник Фестивалей (1)
Благодарил (а): 2532 раз.
Поблагодарили: 1673 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение smooth » 29 май 2017, 21:08

Фото1322.jpg
Фото1322.jpg (109.68 КБ) Просмотров: 1037
На рыбалку.

Поспать не удалось. Соседи «гуляли». Ритм мощных басов, пьяные возгласы и смех свободно проникали сквозь дощатые стенки мансарды, не давая заснуть. Скандалить не ходил – терпел. Сам был такой в молодости: если музыку, то – громко, если выпить, то – до пьяна. В итоге, они угомонились около двух, но я уже не заснул – лежал, глядя в мансардное окно на звезды, вспоминая названия созвездий, пока небо на северо-востоке не стало чуть светлеть. Послышалась робкая еще в темноте перекличка мухоловок – пеструшек, возвещающих о начале нового дня. Пора вставать на рыбалку.

Всю рабочую неделю мечтал о ней, гадал: куда поехать? На водохранилище за карасем или на реку за щукой? Любимый спиннинг, все-таки, перевесил – решил ехать на Неман. Вспомнились, сказанные десяток лет назад, слова товарища, с которым были увлечены ходовой ловлей щуки на спиннинг с берега и исходили всю Западную Березину.

- Саша, надо ездить на реку при любой возможности. Ведь, еще лет десять и всё – зубы на полку.

Вот и подошло это время. Многие любимые рыболовные маршруты, когда мы выхаживали по берегам порядка тридцати километров за световой день, мне уже не под силу, да и компаньонов на такую рыбалку уже почти не осталось: кто постарел, кто умер. На недовольную мину жены, которой она отреагировала на мои сборы снастей, ответил.

- Поеду. Скоро для этих походов у меня не будет ни сил, ни здоровья, ни материальных возможностей. Пока могу – поеду.

Несмотря на боли в позвоночнике и перебои сердца, в надежде на улучшение здоровья после ночного отдыха, с вечера забросил в машину все необходимое: спиннинги, болотники, сумку с приманками, штормовку, бинокль. По утру останется умыться, сварить кофе и, не теряя драгоценного времени, за руль.

Глядя на снимок Верхнего Немана со спутника, подумал.

- А почему я всегда ловлю с правого берега или сплавом? Попробую в этот раз с левого. Подъезд, судя по снимку, есть.

На скорую выпив кофе и приняв необходимые таблетки, стартую в «ночной полет». Люблю ночные поездки в одиночку. Создается особое настроение, которое трудно передать словами. "Тойота" резво пожирает километры под знакомые до боли, легендарные блюзы «Led Zeppelin», от которых мороз пробегает по коже. Мчишься, как в капсуле в космосе: один и вокруг никого, но расслабляться нельзя. Светлая тень мелькнула справа на обочине в свете фар и только резким, до юза, торможением удалось избежать столкновения с косулей, перебежавшей дорогу в паре метров от капота. На этот раз обошлось, но всплыли в памяти два других случая, закончившиеся плачевно, как для животных, так и для авто. Несмотря на то, что косули после столкновения с машиной убежали в лес, зная их слабость на рану и чувствительность к боли, полагаю, что после такого удара они вряд ли выжили, а авто приходилось рихтовать и красить. Каждый раз благодарил Бога, за то, что он послал мне наперерез косулю, а не лося. После этих случаев стал ездить по ночам чуть помедленнее.

Пока ехал, потихоньку светало и к моменту встречи с Неманом звезды погасли. Долина реки была выстелена густым туманом, из которого выделялись на фоне светлеющего неба верхушки отдельно стоящих деревьев. В свете фар на двадцать метров вперед угадывалась колея дороги, змеящейся по заливному лугу, а далее белесая мгла. Ориентируясь на колею, медленно ехал в сторону реки, ожидая встречи с ней и все же в тумане Неман открылся внезапно, поражая своей красотой. Остановился, выключил фары, заглушил двигатель и вышел из машины. Поздоровался с Батькой и замер на пару минут, вслушиваясь в многоголосый птичий гомон. В рассветный час доминировали соловьи: я услышал четверых на разном расстоянии от меня. Они вторили друг другу, как эхо, а еще один, совсем близко, молодой-неумелый или ленивый, выдавал не всю трель, а только ее концовку-стукотню: «чо-чо-чо-чо-чо-чо-чо…», как очередь из крупнокалиберного пулемета. Трещал дергач в траве, вдали слышна была кукушка, на разные голоса перекликались проснувшиеся певчие птицы. Над рекой, выше тумана, слегка заалело небо.

Вот оно, рыбацкое счастье – встретить рассвет на берегу любимой реки в предвкушении рыбалки. И совершенно, не важно, поймаю ли я что-нибудь или нет. Ведь, я же не за рыбой, я на рыбалку…
Рыбалка, охота, созерцание природы, опусы, фото.
https://plus.google.com/105150859613497916250

За это сообщение автора smooth поблагодарили - 6:
adenmaden, aspid, Shade, SVL, Yurkoff, zzzz0512
Аватара пользователя
smooth
Свой
 
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 06 мар 2013, 12:29
Репутация: 21 [ ? ]
Награды: 1
За особый вклад в жизнь форума (1)
Благодарил (а): 7 раз.
Поблагодарили: 216 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение smooth » 21 июн 2017, 21:03

Колыбель великой реки.

Идея пройти сплавом низовья Усы до ее слияния с Нёманцом и Лошей, где река меняет название на Нёман возникла у меня этой весной, когда в апреле, по высокой воде, я бродил со спиннингом по ее берегам. Полноводность весенней реки создавала впечатление о ее проходимости для сплава и в начале лета. Сплав по Верхнему Нёману, начиная от деревни Наднёман я осуществил в предыдущие годы, доплыв до моста возле Щорсов. Еще раньше я сплавлялся по Западной Березине до впадения ее в Нёман и далее по нему до деревни Морино. Захотелось посмотреть на места, где Нёманец, познав Усу, превращается в Нёман – великую реку Беларуси, воспетую поэтами и писателями, побывать у его истоков.

Изучив заранее снимки реки со спутника, побывав на берегах для рекогносцировки, решил стартовать у моста в деревне Семеновичи, ниже слияния Перетути с Усой, от чего она становится полноводнее. Доставили меня к месту старта рано утром третьего июня. Было довольно холодно, иней на траве; над рекой до восхода солнца местами клубился туман и тишина – деревня еще спала.

Ясная погода, высокая прозрачность воды и небольшая глубина реки не обещали хорошего улова щуки, да и не лов был моей основной целью в данном случае, но спиннинг снарядил довольно крупной «кислотной» резиной и решил пробовать ловить по ходу сплава. Скорость течения Усы, на мой взгляд, не превышает одного километра в час, что дает возможность делать забросы спиннингом в ходе созерцания окружающей Природы, не требуя постоянного контроля за процессом дрейфа. Ширина речки близ Семеновичей была от восьми до пятнадцати метров, закоряженность не сильная, что давало надежду пройти весь запланированный маршрут к исходу дня.
Фото1332.jpg
Фото1332.jpg (109.91 КБ) Просмотров: 993


Водная растительность уже успела подняться и местами вышла на поверхность, создавая русалочьи косы – так любимые голавлем места его укрытия. Прибрежный аир тоже подрос и зацвел желтыми, похожими по форме на садовые ирисы, цветами. На молодой, покрытой капельками росы, изумрудной осоке замерли новорожденные стрекозы, дожидаясь Солнца и тепла, чтобы начать свои воздушные танцы.
Фото1326.jpg
Фото1326.jpg (196.37 КБ) Просмотров: 993
Берега реки, в основном, без леса, с редкими деревьями ольхи и ивы, однако небольшой лиственный лесок, где русло реки раздваивается, встретил меня писком сотен птенцов скворцов, которые уже стали на крыло, но продолжали громко требовать питания от родителей. Соловей был слышен изредка: видимо, холодно ему и не до песен.

А вот и первое препятствие – завал из упавших в воду деревьев, к которым течением река пригнала всякий хлам, делая его непроходимым для сплава. После попыток протиснуться сквозь него, пришлось лодку вытащить на берег, протянуть по траве метров пятнадцать, к чему я был, в общем-то, готов, только пожалел, что обул короткие сапоги: неудобно было выбираться в них на крутой, обрывистый бережок, но как-то справился. Ниже завала старые ивы, нависающие над водой создают низкий сказочный коридор, по которому по высокой воде и не проплыть – ветки не дадут.
Фото1354.jpg
Фото1354.jpg (199.92 КБ) Просмотров: 993


Миновав лесок, река вынесла меня на открытую местность, без деревьев и кустарников, где я почувствовал сильный северо-западный ветер, поднявшийся после тихого утра. Благо, что этот ветер попутный и только помогает мне в сплаве, однако, холодный! Хорошо, что я взял с собой вязаную шапку, помимо кепки и оделся, как капуста в несколько свитеров и штормовку с капюшоном, иначе бы замерз. Ветер здорово мешал забросам, корректируя их по своему усмотрению и снося приманку на пару метров в сторону от намеченной точки, что заставляло каждый заброс делать с поправкой на ветер.
Фото1340.jpg
Фото1340.jpg (191.36 КБ) Просмотров: 993


Река после выхода на луга стала глубже, течение ещё более замедлилось.
Фото1336.jpg
Фото1336.jpg (106.64 КБ) Просмотров: 993
Берега обрывистые, торфяные,
Фото1333.jpg
Фото1333.jpg (154.87 КБ) Просмотров: 993
украшены живописными старыми одиночными ивами, где пастухи и скот могут найти тень в знойный летний день.
Фото1346.jpg
Фото1346.jpg (135.02 КБ) Просмотров: 993
Местами ивы «купаются» в реке целиком и, судя по обильной ярко-зеленой листве, чувствуют себя при этом прекрасно.
Фото1352.jpg
Фото1352.jpg (214.6 КБ) Просмотров: 993
Встречаются и песчаные косы на поворотах, заводей и стариц почти нет, однако встретилось одно широкое и мелкое место – видимо, брод был когда-то.
Фото1350.jpg
Фото1350.jpg (110.75 КБ) Просмотров: 993
А вот и впадение Уздянки, «повивальной бабки», способствующей рождению великой реки. Сколько их, этих еле заметных ручейков и речушек, несет свои воды в Усу, а ведь без их участия, малой толики и не было бы нашего любимого Нёмана.

В маленькой заводи,
Фото1338.jpg
Фото1338.jpg (108.28 КБ) Просмотров: 993
образованной устьем Уздянки, клюнула первая щучка, красавица граммов на четыреста: мелочь, а приятно – поклевку я прочувствовал. Хотел сфотографировать отпускание щучьего подростка, но он оказался очень резвым и убежал еще до того, как я навел на него камеру. Пусть живет и растет, даст Бог, свидимся через пару лет.

В течение всего моего сплава по открытой местности рядом с рекой надрывно ревел трактор: распаханное поле вплотную подходит к урезу воды. Удивительно, как техника не падает в реку с обрывистого берега? К сожалению, водоохранные зоны существуют у нас на бумаге, а реальное соблюдение их никто толком не контролирует…

С опасением подплывал к деревне Буковичи. Здесь русло Усы вновь раздваивается и пригодным для сплава считается левый рукав, но на снимке из космоса видны какие-то препятствия. Проходимы ли они? В реальности они оказались остатками какого-то гидросооружения, создающими небольшой порожек с быстрым течением, вполне проходимый.
Фото1345.jpg
Фото1345.jpg (176.76 КБ) Просмотров: 993
Поблизости сидел рыбак с удочкой, поинтересовался уловом. «Один ельчик», - был ответ. Негусто.

Над рекой появились черноголовые чайки и ласточки-береговушки. Прибрежные кусты и камыши насыщены мелкими птахами, которые трещали, спорили, сновали туда-сюда, отстаивая свою территорию. Громче всех кричала (про нее не скажешь «пела») дроздовидная камышовка, похожая на взъерошенного сорванца «прической» на голове: «рррыба-рррыба-рррыба, ржек-ржек-ржек». Высоко в небе кружили три крупных хищника, доносился их крик: «киа-киа». Полагаю, что пара канюков отгоняла пришельца со своей территории.

Приближаясь к деревне Низок, заплыл в старицу, насыщенную мальком, который серебряными брызгами разлетался в стороны от упавшей приманки и тщательно ее обловил.
Фото1347.jpg
Фото1347.jpg (121.47 КБ) Просмотров: 993
Поклевок не последовало. Немного ниже по течению в Усу впадает безымянная мелиоративная канава, довольно полноводная, с быстрым течением, существенно пополняя ее водой. Наиболее интересный для спиннингиста участок реки начинается от деревни Подсадские вниз по течению до впадения Лоши. Множество изгибов и поворотов русла образуют заводи с обратным течением или без него, где хоронится мелкая щучка.
Фото1353.jpg
Фото1353.jpg (126.09 КБ) Просмотров: 993
Поклевок ее при дальнейшем сплаве было множество – все отпущены. Было пару поклевок щук покрупнее, но засеклись они слабо и недалеко от лодки им удалось освободиться. Нависающие над водой лозовые кусты и деревья создают массу укрытий для белой рыбы: язя, голавля.
Фото1344.jpg
Фото1344.jpg (157.87 КБ) Просмотров: 993
Жаль, не взял я ультралайт в этот сплав, а он мог бы сработать. Удивительно: Подсадские – крупная деревня, но рыбаков по берегам я не заметил.

Чуть ниже деревни в Усу впадает один из рукавов устья Нёманца.
Фото1355.jpg
Фото1355.jpg (110.61 КБ) Просмотров: 993
Течения в нем практически нет и ширина его до десяти метров, но проплывая мимо, в нем я заметил бой щуки: малек разлетался брызгами. Заплыв в канал, стал делать забросы резиной в места боя, но поклевок не было. Заменил резину на вертушку №3 и на первом же забросе на нее позарилась щука под килограмм, за ней через десять метров еще одна такая же. Чуть дальше, третья атаковала блесну четыре раза, но так толком и не засеклась: повезло ей. Так что, поменять приманку, если щука не берет при визуальном наблюдении ее боя бывает полезно.

Проплыв еще две излучины Усы, я уперся в мощный завал через всю реку, созданный упавшими в воду дубами.
Фото1361.jpg
Фото1361.jpg (240.25 КБ) Просмотров: 993
На то, что он существует давно указывало большое количество хлама, принесенного водою и успевшего уже прорости зеленью. Рядом на берегу лежали остатки плота, погрызенного бобрами: видимо кто-то закончил сплав у этого завала.
Фото1360.jpg
Фото1360.jpg (232.07 КБ) Просмотров: 993
Попытки его преодолеть ничего не дали и пришлось грести против течения полторы сотни метров, чтобы найти достаточно пологий берег и выбраться на него. Пешая разведка по берегу показала бессмысленность попыток преодолеть этот завал, поскольку за ним был следующий, а затем еще и еще.
Фото1367.jpg
Фото1367.jpg (207.36 КБ) Просмотров: 993
Закоряженность реки ближе к деревне Ластовщина только увеличивалась, делая лишенным смысла дальнейший сплав.
Фото1368.jpg
Фото1368.jpg (226.3 КБ) Просмотров: 993
Пришлось вызывать машину для моей эвакуации.

Однако, я на этом не успокоился и решил не пройденную сплавом часть маршрута пройти по берегу пешком, к чему и приступил на следующий день. Начав практически с места вынужденного финиша,
Фото1359.jpg
Фото1359.jpg (172.04 КБ) Просмотров: 993
прошел по дебрям и поднявшейся крапиве до Ластовщины. Пробираясь по берегам через молодую поросль, обнаружил не известный мне кустарник, который удивил меня четкой геометрической системой распложения черешков и листьев относительно основной ветки.
Фото1370.jpg
Фото1370.jpg (172.57 КБ) Просмотров: 993
Поимел массу поклевок щуки на спиннинг: четыре забрал, остальных отпустил по малолетству.

На следующий день приехал в деревню Подъельники и оставив машину возле моста поднялся берегом вверх по течению до Ластовщины. Щука хорошо клевала: три более килограмма забрал и множество мелких отпустил. Река и на этом участке вся в завалах, сплавляться по ней можно только имея с собой бензопилу.

Здесь в Усу впадает два рукава Нёманца: один каналом, другой через старицу.
Фото1365.jpg
Фото1365.jpg (139.87 КБ) Просмотров: 993
Течение в них еле заметное и реальный вклад Нёманца в формирование полноводного Нёмана минимален. Получается, что Уса мать Нёмана, а имя он получил от небольшого ручейка, впадающего в Усу – несправедливо. Съездил так же посмотреть и на сестрицу Нёманца – Лошу. Этот водоток действительно похож на речку, хотя и канализованную: полноводна, глубока, с заметным течением. Даже спиннинг побросал в нее, хотя и безрезультатно.

Вот так, июньский короткий отпуск позволил осуществить еще одну рыбацкую идею – разведать новые места.
Рыбалка, охота, созерцание природы, опусы, фото.
https://plus.google.com/105150859613497916250

За это сообщение автора smooth поблагодарили - 6:
adenmaden, aspid, Андрей Минский, Shade, Yurkoff, zzzz0512
Аватара пользователя
smooth
Свой
 
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 06 мар 2013, 12:29
Репутация: 21 [ ? ]
Награды: 1
За особый вклад в жизнь форума (1)
Благодарил (а): 7 раз.
Поблагодарили: 216 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение smooth » 10 июл 2017, 21:30

На рыбалку в Поташню.

- Константинович! Похоже, что мы здорово проредили за весну поголовье щуки в реке в районе Чапуни. С каждым днем поклевки все реже, да и рыба попадается все мельче. Надо бы обловить места выше по течению, например, возле Поташни, - рассуждал я, обращаясь к пожилому заядлому рыбаку, постоянному моему спутнику в рыбацких странствиях по Западной Березине, покуривая на завалинке после сытного обеда в середине июньской субботы.

- Пожалуй, ты прав. Давай прямо сейчас и поедем. Темнеет поздно, половина длинного летнего дня еще впереди. Глядишь, и на вечерний клев попадем.

Сборы были недолгими: побросали в багажник «Жигулей» спиннинги, сумки с блеснами, высокие рыбацкие болотники, штормовки и спустя полчаса машина уже пылила по гравийке в сторону деревни Шильвы. От этой деревни к хутору Поташня на берегу Западной Березины ведет через дремучий смешанный лес грунтовая дорога, здорово побитая лесовозами, однако, «охота пуще неволи» и мы, местами рискуя посадить авто на брюхо, медленно приближались к заветной цели.

Благополучно прибыв на место, снарядив спиннинги, двинулись вниз по течению, облавливая приглянувшиеся места тяжелыми блеснами-колебалками: их забрасывать инерционной катушкой с толстой леской можно далеко и течение не так выносит их на поверхность, как легкие – заводские. Мощные тройники заранее слегка «отпущены» зажигалкой, чтобы можно было, потянув за толстую лесу, разогнуть крюк в случае «мертвого» зацепа. Закоряженность Западной Березины очень большая. Зацепы на участке, где она течет через Пущу случались на каждом шагу и без этой меры предосторожности расход блесен за рыбалку был бы просто огромным, а мы очень дорожили своими блеснами. Часть из них с любовью смастерил собственными руками Константинович, а часть я подобрал опытным путем, перепробовав самые разные заводские, пока нашел «рабочие». Это «Большая тяжелая» белая из Киевского набора и «Реста» белорусского производства, причем Киевский набор из пяти блесен приходилось покупать целиком ради этой одной блесны – остальные в нем были никудышные. Константинович предпочитал ловить своими самоделками, еще более тяжелыми, поскольку легкую блесну забросить далеко своим кованным из рессоры спиннингом с ясеневой ручкой и «Невской» катушкой он просто не мог. Я же ловил популярной тогда ленинградской «дюралькой» с пластмассовой ручкой и «Невской» катушкой и владел той снастью виртуозно, вызывая восхищение многочисленных друзей и гостей, приезжавших порыбачить на Западную Березину.

Пройдя пару излучин реки, нортов по местному, мы вышли к резкому изгибу, где река разворачивается почти на сто восемьдесят градусов, создавая мощную поворотную яму с обратным течением. Из этой ямы Константинович, за пару минут, почти не сходя с места, выкинул на берег своим жестким удилищем две килограммовые щуки. Это обнадеживало и создавало впечатление, что не зря приехали. Далее река течет на юг, углубляясь в лес, обступающий ее со всех сторон, рослые вековые деревья широколиственных пород которого представляют собой часть сохранившегося до сих пор реликтового леса Налибокской Пущи. Множество дубов, кленов и ясеней закончило свою земную жизнь, упав в воду и создав мощными стволами завалы и закоулки без течения, так любимые засадницей-щукой, а река безжалостно подмывает корни следующих жертв, пока еще живых, зеленеющих буйной кроной, но обреченных, которым не повезло вырасти у нее на пути.

Войдя в лес, увлеченные обловом привлекательных мест, мы не сразу заметили, что в Природе что-то стало меняться: ветер совершенно стих, вода в реке стала какая-то маслянистая, замолкли птицы, попрятались комары и слепни, здорово потемнело. Клев рыбы совершенно прекратился.

- Похоже, что сейчас польёт, - сказал аксакал рыбалки. – Затишье перед бурей.

Я выбрался на поляну среди густого леса, чтобы осмотреться. С запада тихо, без грома и молний, медленно наползала огромная, на полнеба, свинцовая туча. Заметили мы ее поздно, когда она была уже почти над нами, поскольку рыбачили с правого берега и лес у нас за спиной заслонял обзор. Мы отошли от машины уже на пару километров и вернуться к ней до дождя уже явно не успевали, поэтому решили не спешить: «Будь, что будет. Польет, так промокнем», повернули и двинулись в обратный путь. Потемнело еще сильнее, раздался нарастающий шум, как будто по асфальтовой трассе приближалась стая машин и тут хлынул ливень, да такой, что за стеной дождя скрылся лес на противоположном берегу реки. Миллионы крупных капель с сильным шипящим шумом колотили по плотной листве дубов и кленов, по воде реки, превращая ее поверхность в шагреневую кожу.

В считанные секунды мы промокли «до нитки» в буквальном смысле слова. Одежда отяжелела и прилипла к телу. Стекающая по телу вода собиралась в высоких болотниках, наполняя их до верху, хлюпая и бултыхаясь в них при каждом шаге. Хотелось снять сапоги и вылить воду, но смысла в этом не было никакого: через минуту они опять были бы полны. Спустя десяток минут чуть посветлело, капли дождя уменьшились, уже стали видны деревья вокруг, но до конца ливня было еще далеко. Удивило, что такой ливень обошелся без грозы: нигде ни разу не стрельнуло, ни поблизости, ни в дали. Под дождем мы упрямо продолжали двигаться к машине, с трудом переставляя полные воды сапоги. Странно, но нам, промокшим насквозь, совершенно не было холодно, настолько теплым был этот летний дождь.

По мере нашего приближения к машине дождь стал стихать, а беспокойство у меня в душе наоборот нарастало. Касалось оно того, как мы выберемся из Поташни по разбитой лесной дороге после дождя, если ее состояние и до дождя было, мягко говоря, никудышным. Но делать нечего – надо выбираться. Не ночевать же на берегу совершенно мокрыми. Так и простудиться недолго. Когда мы подошли к машине, дождь прекратился и на западе проглянуло неестественно яркое после черной тучи солнышко, высветив на ее фоне громадную, через все небо, яркую радугу, засиявшую всеми цветами, в миг восстановившую наше «подмоченное» настроение. Мы разделись догола, выкрутили всю одежду: трусы, рубашки, брюки, штормовки; вылили воду из сапог, надели влажное на себя и стартовали.

Обратный путь трудно описать словами – их не было, были одни «выражения». Дорожные колеи и ямы были до краев заполнены дождевой водой и о глубине их можно было только догадываться. Интуитивно выбирая, куда направить машину, местами останавливаясь и промеряя глубину сапогами, я был готов к тому, что двигатель захлебнется или машина сядет на «пузо», или ее развернет и сбросит в глубокую колею. Тогда бы пришлось идти за трактором, а где его найдешь, этот трактор среди Пущи в выходной день. Благо, на моей машине стояла довольно свежая всесезонная резина с хорошим протектором и с Божьей помощью мы спустя час выбрались на гравийку.

Не устану петь дифирамбы «Жигулям» - шедевру советского автомобилестроения, на мой взгляд лучшей легковушке Советского Союза. Сколько раз она у меня проходила там, где, следующий по моим следам «Москвич» шурина безнадежно увязал. Не подвела машина и в этот раз, хотя ей здорово досталось.

Спустя еще полчаса, переодевшись в сухое и усевшись за стол в доме Константиновича, мы проводили профилактику простуды дважды перегнанной, чистой как слеза, Чапуньской самогонкой.
Рыбалка, охота, созерцание природы, опусы, фото.
https://plus.google.com/105150859613497916250

За это сообщение автора smooth поблагодарили - 4:
adenmaden, aspid, Shade, zzzz0512
Аватара пользователя
smooth
Свой
 
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 06 мар 2013, 12:29
Репутация: 21 [ ? ]
Награды: 1
За особый вклад в жизнь форума (1)
Благодарил (а): 7 раз.
Поблагодарили: 216 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение adenmaden » 10 июл 2017, 22:11

В детстве читал рассказы Пришвина
теперь с удовольствием
читаю ваши рассказы
:co_ol:
пишите почаще
это круто!
Не советуй мне, что мне делать, и я не скажу тебе, куда тебе идти...
Аватара пользователя
adenmaden
Леший
 
Сообщения: 2946
Зарегистрирован: 28 окт 2013, 21:13
Откуда: Биосферный резерват "Прибужское полесье"
Репутация: 62 [ ? ]
Награды: 3
За особый вклад в жизнь форума (2) Почетный модератор (1)
Благодарил (а): 1428 раз.
Поблагодарили: 1343 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение smooth » 11 июл 2017, 06:10

Спасибо за отзыв. Постараюсь написать что-нибудь еще про рыбалку.
Рыбалка, охота, созерцание природы, опусы, фото.
https://plus.google.com/105150859613497916250
Аватара пользователя
smooth
Свой
 
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 06 мар 2013, 12:29
Репутация: 21 [ ? ]
Награды: 1
За особый вклад в жизнь форума (1)
Благодарил (а): 7 раз.
Поблагодарили: 216 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение smooth » 13 июл 2017, 20:12

Перед уходом.

Был у меня коллега по работе – Гена, заядлый рыбак, такой же, как я сам, только я спиннингист, а он специалист по белой рыбе, особенно по зимней ее ловле. Можно сказать, что благодаря ему я к зимней рыбалке и пристрастился. До знакомства с ним я ловил только по открытой воде. Наша общая страсть накрепко сдружила нас и целый ряд лет большинство выходных и коротких отпусков мы проводили вместе на рыбалках в разных уголках Беларуси: Ушачских озерах, Вилейском водохранилище, Селяве и, конечно же, нашей любимой Западной Березине. Со временем, подобралась команда - костяк ее из трех рыбаков: Юры, Гены и меня всегда оставался неизменным, а уже к нам периодически присоединялись друзья и знакомые, желающие половить на глухой реке в Пуще. Хотя Гена был спиннингистом посредственным, однако, на Западную Березину он всегда ездил с удовольствием: уж очень ему нравилась эта безлюдная река и девственная Природа Налибокской Пущи.

Люблю осеннюю рыбалку, а в особенности, ловлю хищника спиннингом с берега реки. Есть в ней особое очарование, создаваемое, как «пышным Природы увяданием», абсолютной тишиной осеннего леса, такой, что слышно, как лист кленовый упал на землю в десятке метров от тебя, изумительной прозрачностью чистейшего пущанского воздуха с плывущими в нем паутинками, неповторимой красотой форм и расцветок облаков, подсвечиваемых низким сентябрьским солнцем, так и поведением щуки, основного объекта нашей охоты, которая, день ото дня, готовясь к зиме, клюёт все лучше. Стараюсь в это время года каждый свободный день проводить на реке. Не зря я употребил слово «охоты» вместо «рыбалки», поскольку ловля щуки с берега небольшой реки состоит из ряда элементов, присущих охоте: знания мест обитания трофея, соблюдения маскировки при подходе и подготовке к выстрелу (забросу), меткости – умения положить блесну точно в нужное место с первого заброса, соблюдения тишины и осторожности и других. От рыболова требуется владение навыками, присущими настоящему охотнику. Тот, кто, как медведь, ломится по кустам к берегу, треща сучьями и топая сапогами и вылезает сразу к урезу воды, не соблюдая маскировки, да еще одет в яркую одежду и белую кепку, никогда не поймает достойной трофейной рыбины – уж очень она осторожна. Его удел – глупые, неопытные травянки до килограмма.

В конце сентября, в пятницу вечером мы втроем приехали в Чапунь к Константиновичу, чтобы у него переночевать и на рассвете быть уже на реке, не теряя драгоценных минут лова до восхода солнца, когда клюют самые крупные экземпляры. Полагаю, что это объяснимо тем, что в сумерках щука не может толком рассмотреть блесну, распознать в ней обманку и берет ее смелее, чем когда освещенность под водой резко улучшится с восходом солнца. Вот и в этот раз, еще в потемках, в утреннем тумане, стелющемся над водой и обещающем ясный погожий день, мы стали «в три ствола» стегать реку спиннингами. Я нацепил любимую «Ресту», а Гена нашел в своей коробке с блеснами обшарпанный «Атом», на который у него никогда не клевало и стал ловить на него. А что сделаешь, если самые «клевые» блесны забрала река на предыдущих рыбалках в качестве компенсации за пойманные щучьи головы.

Как-то так получилось в этот раз, что ловили мы с Геной рядом, облавливая «аппетитные» места «перекрестным огнем»: то я заброшу и сделаю проводку, то он. Впервые в этот день Гена удивил меня, когда подошел к одному из моих любимых омутов, в который я раз двадцать уже успел забросить блесну.

- Нет здесь щуки сегодня, - заявил я, уступая ему место для заброса на берегу.

- Сейчас посмотрим, - ответил Гена, махнув удилищем и блесна упала в воду.

Через пару секунд проводки последовала поклевка, изогнув спиннинг друга в дугу и вскоре неплохая речная красавица завозилась у его ног на берегу.

- Удивительно! Ведь ты здесь все перепахал своей «Рестой», а взяла на мой «Атом»! – сказал довольный успехом рыбак, снимая щуку с крючков.

Пройдя чуть выше по течению, стали облавливать, стоя рядом, известное нам место, где не раз ловились солидные щуки и ситуация в точности повторилась: моя блесна рыбой игнорировалась, а Гена, который ни разу за всё время наших совместных спиннинговых рыбалок меня не обловил, достал еще один прекрасный экземпляр. После этого я заменил «Ресту» на другую блесну и, наконец-то, дождался поклевки, однако Гена на следующем повороте вытащил еще одну рыбину в камуфляжной раскраске.

- Это чудо какое-то! – радостно восклицал рыбак, сверкая счастливыми глазами и доставая очередную рыбу.

И действительно, чудо. Ведь его уловы на Западной Березине обычно ограничивались одной, максимум двумя щуками, а здесь – уже три увесистых рыбины в начале дня. Мы с Юрой только посмеивались, от всей души радуясь успеху друга. Редко я его видел таким счастливым.

- А что же будет дальше? Ведь мы же только в начале маршрута, - думал я.

А дальше ситуация стала потихоньку выправляться: пошел клев и у нас с Юрой. Так, постепенно заполняя рюкзаки рыбой, мы дошли до большой старицы – Лискова озера. Облов ее я всегда начинаю с места, где поймал не маленькую для реки-Березы щуку под пять килограммов. На цыпочках подкравшись по берегу к месту заброса, стараясь не хрустнуть сучком, я сделал десятка два забросов, не высовывая носа из прибрежных зарослей. Поклевок не последовало…

- Гена! Попробуй-ка здесь, - позвал я друга, имея в виду его удачливость в этот день.

Гена не таясь вылез на берег, забросил все тот же свой «Атом» в старицу и немедленно последовала поклевка короткой и толстой «двушки», которую он успешно вытащил и дрожащими от адреналина руками стал освобождать от крючков.

- Это, просто, невероятно! – восклицал счастливый рыболов. – Столько щук за один день я ни разу не ловил!

- У тебя сегодня просто «атомная» рыбалка, - пошутил я, когда мы от чистого сердца жали ему руку и желали и впредь так держать.

Вскоре, перекусив жареным «пятерней» на рожне салом с хлебом, мы с увесистыми рюкзаками, набитыми рыбой, отправились в обратный путь. На привале в конце рыбалки, прежде, чем сесть в машину, подвели итог: втроем мы поймали двенадцать щук, размером от килограмма до двух. Крокодилов в этот раз не попалось.

- Хорошая получилась рыбалка. Надо бы повторить, - резюмировал Юра.

- Давайте, не откладывая, в следующий выходной повторим, - ответил я.

Через неделю, в пятницу вечером мы снова были в Чапуни. Переночевав в хате у Константиновича, на рассвете уже ходили по берегу. Плотная облачность закрывала все небо, казалось – вот-вот польёт, но дождя все не было и мы успели пройти по берегу довольно далеко, без особых успехов в рыбалке. Наконец, стало накрапывать и постепенно осенний дождик превратился в хороший ливень. В надежде на то, что, обычно, такой сильный дождь длительным не бывает и быстро прекращается, я предложил друзьям его переждать и развел под густым кленом костер. В виду того, что все вокруг успело промокнуть, для розжига сгодились вездесущие полиэтиленовые бутылки, которые паводок от куда-то принес и разбросал по прибрежным кустам. От них уже шипя занялись сырые сучья и палки и веселое пламя разгорающегося костра создало определенный уют под деревом, несмотря на то, что оно не спасало нас от дождя. Под ним мы простояли два часа, поворачиваясь к костру то лицом, то спиной, но погода не улучшилась. Наша одежда промокла и, несмотря на костер, нас стало слегка «поколачивать» от холода – чай, не июль, а октябрь.

Ждать дальше не было смысла и мы тронулись в обратный путь. Пока дошли – промокли до трусов, а сапоги были полны холодной воды. Для меня с Юрой эта рыбалка закончилась благополучно, а Гена простудился и заболел. С подозрением на пневмонию обратился в поликлинику, а рентген показал, что дело - хуже некуда – рак легких. То, что друг наш постоянно кашляет и у него одышка при нагрузке, мы замечали и раньше, но думали, что это от сигарет: курил он, как паровоз. Подлечив простуду, через месяц врачи взялись его оперировать, но с операции он живым не вернулся – под наркозом остановилось сердце рыбака, а завести его не удалось…

Провожая друга в последний путь, мы с Юрой вспоминали, как ему невероятно везло недавно, как будто тот, кто вершит все судьбы на свете, решил прежде, чем дать ему уйти навсегда, устроить ему праздник, наградить удачей, подарить в последний раз мгновения рыбацкого счастья, и река, прощаясь с ним, вешала ему на дубовую снасть и никчемную блесну щук, одну за другой.
Рыбалка, охота, созерцание природы, опусы, фото.
https://plus.google.com/105150859613497916250

За это сообщение автора smooth поблагодарили - 6:
aspid, Shade, stashek, SVL, Yurkoff, zzzz0512
Аватара пользователя
smooth
Свой
 
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 06 мар 2013, 12:29
Репутация: 21 [ ? ]
Награды: 1
За особый вклад в жизнь форума (1)
Благодарил (а): 7 раз.
Поблагодарили: 216 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение aspid » 13 июл 2017, 20:44

До слёз знакомая история о моих трёх друзьях , только имена не совпадают ... Даже место почти рядом ( ниже д. Набережная ). Большое спасибо за чудесный рассказ и воспоминания о друге :uch_tiv:
Используй то , что под рукой и ......... соберёшь богатый урожай :)
Аватара пользователя
aspid
Аксакал
 
Сообщения: 209
Зарегистрирован: 09 авг 2012, 15:01
Откуда: Минск
Репутация: 25 [ ? ]
Награды: 1
Участник Фестиваля (1)
Благодарил (а): 338 раз.
Поблагодарили: 258 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение smooth » 25 июл 2017, 21:12

Моя рыбалка.

Услышишь, как растет трава,
И тихо шепчется листва,
И как всю ночь скрипит деркач…
Сиди, рыбачь!
В. Гравит

Предисловие.

О рыбалке написано множество книг, статей в журналах и на сайтах, снято видеофильмов, но тема эта неисчерпаема, потому, что не бывает ни одной рыбалки, в точности повторяющей состоявшуюся ранее, как нельзя войти в одну и ту же воду реки. В большинстве из них подробно расписывается, как надо ловить рыбу: на какую снасть, приманку, в какое время года и погоду, на каких водоемах, причем авторы, не являясь универсальными специалистами по ловле всех видов рыб, поскольку это в принципе не возможно, стараются для полноты картины написать о всех рыбах, зачастую даже не попробовав ловить некоторые из них, а используя информацию из общедоступных источников и изданий. За редким исключением, крайне мало описывается впечатлений, эмоций, сопровождающих случаи из рыболовной практики, а ведь именно она, как известно, критерий истины, в том числе и в рыбалке.

Я рыбачу уже более полувека, летом и зимой и если сложить вместе время, проведенное мною на водоемах, дни превратятся в годы, насыщенные событиями и впечатлениями, которые зафиксированы в памяти, рыбацких дневниках, которые веду с начала девяностых годов, а позднее и в сообщениях на форумах рыболовных сайтов, что позволяет, при желании, вернуться к ним и пережить их заново. Недавно возникла мысль, что, может быть, пережитое мною интересно не только мне и стоит попробовать обработать эти дневниковые записи и отдельные сообщения, «причесать» их, сделать доступными для других любителей рыбалки и Природы в целом.

Ведь, рыбалка - параллельный мир. Все мы по жизни где - то работаем, подчиняемся каким-то правилам и условностям, зарабатываем авторитет, деньги на жизнь и это здорово достает, наверное, каждого. Рыбалка - совершенно другая жизнь, с другими критериями оценки людей, где не имеет, совершенно, никакого значения кто ты в миру, а оценят тебя по твоему отношению к Природе, той же рыбе, коллегам по увлечению. В этой жизни мальчишка, умеющий ловить рыбу, авторитетней зрелого мужчины, который рыбак посредственный, несмотря на множество фирменных прибамбасов у последнего. Лично для меня рыбалка - отдушина, уход от действительности в параллельный мир, где можно забыть, хотя бы на время, мирскую суету, как для некоторых религия или алкоголь. Без этого – никак.

В рыболовных изданиях обычно рыбы стоят во главе угла. Я же хочу сделать акцент на водоемах Беларуси, где мне довелось рыбачить и уже вторично на рыбах, которые там ловились. В этом опусе не будет ни слова о том, как надо ловить рыбу, а только рассказ, где и как я ее ловил. Возможно, мои впечатления и опыт будут кому-то интересны.


Я помню, как все начиналось.

По гороскопу я рыба. Видимо, это многое объясняет в моей судьбе, тягу к воде рек и озер и интерес к моим зодиакальным родственникам – рыбам. Отец мой, будучи ихтиологом, не был заядлым рыболовом и поэтому редкие рыбалки с ним хорошо сохранила моя память.

Одно из первых впечатлений: я четырехлетний сижу на берегу небольшого пруда и напряженно слежу за поплавком заброшенной в него удочки. Отец отошел перекинуться парой слов с рыболовом, стегающим водоем спиннингом. Выматывал блесну он, почему-то, не отключая трещотки тормоза инерционной катушки: этот звук запомнился мне навсегда. И тут поплавок затанцевал и плавно пошел в сторону. У меня ёкнуло сердце и я громко стал звать отца, не решаясь самостоятельно вытянуть рыбу, что сделал прибежавший отец. Это оказался небольшой золотой карасик. Впервые я тогда наблюдал весь процесс ужения, от насаживания червя на крючок до поимки рыбы и этот процесс мне очень понравился.

Помню, как в том же возрасте я был расстроен, когда проспал рыбалку с лодки на Нарочи, на которую собирался с вечера, но рано утром отец с сестрой не смогли меня растолкать и пожалев будить, поплыли без меня. В расстроенных чувствах я ждал их возвращения на причале и даже сейчас помню их улов: множество окуньков-матросиков и один солидный горбач.

В дошкольном возрасте я с бабушкой проводил лето на даче, которую она снимала у местных жителей деревни Удранка на одноименной речке. Тогда она еще не была подпружена, не построили еще Вилейско-Минскую водную систему и представляла собой обычную форелевую речку, с изумительно прозрачной холодной водой, быстрым течением, отмелями, чередующимися с тенистыми омутками на поворотах, изумрудным аиром и непоседами-стрекозами над струями перекатов. Одним из любимых наших с хозяйскими детьми занятий было ловить бычков-подкаменщиков (головней) и гольцов (слижей), бродя по колено в ледяной воде речки, вооружившись столовой вилкой, которой мы, аккуратно приподняв камень на дне, кололи прятавшихся под ним рыбешек. На этой же речке я впервые увидел, как ловят форель (стронгу) большим сачком, в который ее боталом выгоняли из под корней деревьев, уходящих в воду. Попадались солидные килограммовые экземпляры. Видел я, там же, как ставят ночные донки на налима и что на них ловится. Недавно побывал в тех местах – все изменилось до неузнаваемости, но домик, где мы жили сохранился.

Яркое, незабываемое впечатление осталось у меня от многодневной стоянки на Голубых озерах, где наша семья неделю жила в палатке на берегу протоки между Глублей и Глубелькой. Для непосвященных поясню: Голубые озера – одно из красивейших мест в Беларуси – группа озер ледникового происхождения, расположенных в Мядельском районе в труднодоступной холмистой местности, рельефом напоминающей Карелию, в которую ранее не было подъезда автотранспорта, а из деревни Ольшево шла только пешая тропа, в том числе и по деревянным кладочкам через протоки панских прудов. Вода в Глубельке настолько чиста, что на много метров в глубину просматриваются стволы упавших в воду вековых деревьев, между которыми степенно плавают окуни и другие рыбы. Тогда эта территория не являлась еще заповедником и активно посещалась туристами с палатками. В первый же день, спустившись к воде протоки, я обнаружил нерестящуюся в прибрежной траве уклею, причем крупную, почти как селедка. Кошачьим движением я схватил зазевавшуюся рыбку и побежал к палатке показать родным свой улов. Со мной спустился к протоке отец и увидев тысячи кишащих в траве уклеек, придумал, как обеспечить свежей рыбой семью на весь период нашего отдыха. Найдя старую плетеную корзину и слегка подремонтировав ее, он становился с нею в воде, перегораживая русло протоки в узком месте, а я, зайдя чуть выше, гнал стайку уклеи в корзину, бредя по воде. Тогда мы ловили рыбу на обед под заказ.

- Сколько штук поймать? – спрашивал отец маму.

- Десятка три хватит, - отвечала она и мы брались за работу.

Впервые у меня появилась своя удочка и я стал ловить самостоятельно на Нарочи, в раннем школьном возрасте: на мостках возле турбазы пескарей и окуней или с берега возле камышей красноперку и густеру, забредя в воду насколько позволяли детские резиновые сапоги. Тогда же я научился солить свой улов и вялить, а высушив с удовольствием поедать. Помню, как выглядел мой первый поплавок – дешевенькое красно-белое пластмассовое сердечко. С друзьями-одногодками – Гунькой и Андреем мы выстраивались в ряд и устраивали соревнования: кто больше поймает. Лучшего времяпровождения в те времена я и представить себе не мог. Вот тогда это и случилось – заболел рыбалкой с младых ногтей. Такое случается со многими, кто хоть однажды взял в руки удочку, но далеко не со всеми. Мне повезло – нашел себе занятие по душе – отдушину на всю жизнь.

Повезло и в том, что отец – доцент Белгосуниверситета – ихтиолог, с ранних моих лет очень много мне рассказывал о рыбах, их биологии, повадках, местах обитания. По своим научно-производственным делам он часто посещал рыбхозы и рыбзаводы, а я любил сопровождать его в этих поездках, что сыграло для моего познания мира рыб огромную роль. Во время этих визитов отец отбирал материал для научных исследований: экземпляры разных видов рыб, одновременно в деталях рассказывая и показывая наглядно особенности их анатомического строения, характерные отличия одного вида от другого. Кроме того, молодь белорусских рыб: карасей, карпов, плотвы и других мы брали с собой домой и держали в аквариуме, что было не менее интересно, чем содержать меченосцев или цихлид. Особенности питания и пищевые предпочтения каждого вида я познал уже тогда, давая своим питомцам разный корм. Помогла мне в познании рыб и обширная отцовская библиотека ихтиологической направленности, сохранившаяся и сейчас: справочников, определителей и, конечно же, книг о рыбалке разных авторов и, в первую очередь, Л.П. Сабанеева. Не зря уже в раннем школьном возрасте я среди сверстников слыл знатоком рыб.

В силу ряда причин, основной из которых являлась та, что отец руководил полевой практикой студентов-биологов на Нарочанской биостанции, я все лето проводил с ним на Нарочи. Уже тогда я был склонен к созерцанию и помимо игр со сверстниками много времени проводил, гуляя по берегу озера в одиночестве, примечая происходящее на воде и в Природе. Мне очень нравилось наблюдать, как собираются туристы в водный поход - грузят ял и фофаны разнообразным скарбом: палатками, спальниками, спасательными жилетами, котелками, продуктами и так далее. Процесс сборов был длительный – несколько часов и я сидел и наблюдал за ним все это время до момента отплытия, мечтая, как я вырасту и тоже пойду в такой поход. К слову, эта моя мечта сбылась через двадцать лет. За долгие отлучки неизвестно куда мне здорово влетало от отца. Тяга к путешествиям по воде зародилась уже тогда и для меня и сейчас нет лучшего способа релаксации, чем сплав по речке на лодке или водный поход по озерам.

Желание иметь свою лодку у меня было всегда, сколько себя помню. Оно превратилось в мечту после того, как я увидел мальчишку на пару лет старше меня, рыбачившего с резиновой надувашки недалеко от берега. Он был внуком известного профессора, который мог себе позволить подарить внуку такую лодку. Я же тогда мог о ней только мечтать. Еще более укрепилась эта мечта, когда я увидел байдарку с парусом, скользящую по волнам озера. Она не раз снилась мне в детских снах. Надо сказать, что деревянные лодки биостанции были мне относительно доступны. Я мог их брать часто, но для этого надо было идти за ключом и веслами к Орловскому - сотруднику биостанции, отвлекать его от дел, а для пацана это было проблематично – хотелось свою.

Я решил построить плот, с которого можно было бы рыбачить возле берега, да и просто кататься по воде и нырять. Найдя по берегам обрезки бревен и досок, стащив их в одно место, вооружившись молотком и пилой, мы с друзьями сколотили его за один день. Плот получился тяжелый, поскольку мы сколотили его в том числе и из напитавших воду бревен, почти не обладающих плавучестью, но нас, младших школьников с петушиным весом он выдерживал. Пользовались мы им все лето каждый день, а на ночь прятали в прибрежной растительности, чтобы не угнали.

Спустя год у нас была «Калоша Дьявола» - старый черный рыбацкий челн, которыми пользовались нарочанские рыбаки еще «за тым часам», неизвестно как оказавшийся прибитым волной к берегу напротив самописца метеостанции, без весел и цепи для замка. Я немедленно оприходовал бесхозное имущество, примкнув его цепью к столбику на берегу. С помощью друзей законопатил щели и залил их смолой. На следующий день я сделал весла из отрезков древесины и фанеры. Уключины сделал в виде скоб, надевавшихся на штыри, торчащие в бортах челна. По сравнению с плотом, который за зиму, видимо, кто-то из местных использовал на дрова, это было уже настоящее плавсредство, на котором мы втроем курсировали вдоль побережья от Купы до Степенёва: двое гребли (тяжелая была для пострелят), а один на корме рулит, потом менялись. На ней мы плавали по протокам обширного камышового массива напротив Степенева, представляя себя в разных ролях и, конечно же, рыбачили, познавая места обитания разных видов рыб озера Нарочь. Это была наша собственность, которую ни у кого не надо было просить и мы ею очень дорожили. Однажды «Калошу» у нас угнали… В расстроенных чувствах мы прочесали все побережье и нашли ее возле автостанции: кто-то прокатился на ней и бросил. Радости нашей не было предела. Очень жаль было бросать эту лодку, когда мы уезжали в Минск в конце лета. Мы ее вытянули на берег, насколько смогли, чтобы сохранить, но следующим летом ее на берегу уже не оказалось…

После нее отец мне устраивал лодку на весь летний сезон: большой деревянный четырехместный фофан с хорошей мореходностью, ключи от которого и комплект весел были уже только у меня и я мог пользоваться ею в любое время. Помню их названия, написанные на бортах: один год был «Гесь», другой – «Феня».

Вот так всё и началось, а дальше уже пошла сознательная рыбацкая жизнь, о которой в следующих главах.
Рыбалка, охота, созерцание природы, опусы, фото.
https://plus.google.com/105150859613497916250

За это сообщение автора smooth поблагодарил:
SVL
Аватара пользователя
smooth
Свой
 
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 06 мар 2013, 12:29
Репутация: 21 [ ? ]
Награды: 1
За особый вклад в жизнь форума (1)
Благодарил (а): 7 раз.
Поблагодарили: 216 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение SVL » 25 июл 2017, 22:16

Как всё это близко и дорого...! :du_ma_et: :co_ol:
Спасибо за замечательные воспоминания... :uch_tiv: :uch_tiv: :uch_tiv:
Скрытый текст. Необходимо зарегистрироваться.

Cсылка скрыта. Для просмотра зарегистрируйтесь на форуме или войдите на форум.
Аватара пользователя
SVL
Гуру
 
Сообщения: 2119
Зарегистрирован: 07 авг 2015, 00:44
Откуда: Осиповичи
Репутация: 68 [ ? ]
Награды: 4
За особый вклад в жизнь форума (2) Почетный модератор (1) Почетный участник Фестивалей (1)
Благодарил (а): 2201 раз.
Поблагодарили: 1157 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение smooth » 27 июл 2017, 21:04

Нарочь – озеро моего детства. Глава из повести Моя рыбалка.

Из изложенного в предыдущей главе можно понять почему я начинаю свой рассказ о водоемах с Нарочи, потому что для меня это не просто озеро, пусть даже самое большое и красивое. Для меня это эпоха, период становления рыбаком и человеком в целом и не будь его в моей жизни, уверен, я был бы совершенно другим.

Что же представляла собой Нарочь в шестидесятые годы прошлого века? Людей, впервые вышедших на берег озера, оно поражало своими необъятными просторами, красотой окрестностей, кристальной чистотой воды. Не даром в одной из белорусских пьес, где описывается рай, есть такие слова: «Пейзажи там, как на Нарочи». В ясную погоду с северного берега можно было увидеть противоположный, а когда влажность была высокой водная гладь сливалась с горизонтом и озеро казалось беспредельным, становилось похожим на море. В штормовую погоду на озере поднималась волна с белыми барашками, сравнимая с морской и опасная для лодок с плохой мореходностью. На конце полуострова Коса красовалась могучая одиноко стоящая сосна, видимая практически с любой точки нарочанского побережья, а на холме полуострова стояла высокая деревянная вышка – геодезический знак, на которую мы лазили с дрожью в ногах, поскольку часть ступеней деревянной лестницы отсутствовало, а оставшиеся шатались, грозя отвалиться. С нее можно было обозревать, как само озеро, так и сосновые боры, окружающие его, изобилующие грибами и черникой, наполняющие воздух целебными фитонцидами.

Наиболее обжитым был северный плес: на побережье располагались деревни Черевки, Купа, Урлики, Степенёво, Наносы; чуть дальше от воды – Сырмеж, Кобыльники и другие. Из рекреационных объектов тогда существовали только санаторий «Нарочь», одноименные Дом отдыха и турбаза, спортлагерь БГУ и ряд объектов на Большом плесе. Мониторинг за состоянием озера и окружающей его Природы осуществляли био- и метеостанция, а так же, лесничество.

Работал рыбзавод, выпускавший из местного сырья, которое добывали, регулярно выходящие на лов на больших черных челнах рыболовецкие бригады, вкуснейшую продукцию: угря копченого, угря в желе, частик, плотву и окуня холодного копчения и другие деликатесы. По озеру ходило два теплохода «Сильный» и «Смелый», совершая обзорные экскурсии с заходом и высадкой на остров Выспа. Еще раньше по озеру ходил другой теплоход «Нарочь», который в одну из суровых зим озеро раздавило льдом и он долго ржавел возле берега рядом с турбазой.

Несмотря на то, что автодорога до Нарочи из Минска была очень узкая и плохая, кое-где еще мощеная булыжником, по ней регулярно ходил старинный «Икарус» с двигателем в специальном заднем аппендиксе. Полз он из Минска четыре с половиной часа, зато самолет долетал сюда за сорок пять минут и садился на травяное поле возле Купы, сейчас застроенное новым микрорайоном. Помню свой первый полет на АН -2. Самолетик после взлета в Минске сильно ревел мотором и вибрировал, пока мы не долетели до озера. Над ним, готовясь к посадке, пилот сбросил газ и в наступившей, очень контрастной, тишине самолет стал резко снижаться, планируя и создавая особую легкость в теле, что было похоже на падение и здорово взволновало пассажиров. А еще раньше на Нарочи была узкоколейка с паровозиком и вагонами, от которой осталась только еле различимая насыпь.

Как видите, цивилизация не обошла стороной эти райские места в те времена и очень жаль, что сейчас много хорошего из того, что раньше было создано, безвозвратно утеряно. Я нередко бываю на Нарочи по долгу службы, наблюдаю происходящие изменения и не узнаю многие, до боли знакомые с детства места, что не вызывает у меня положительных эмоций, а только тоску по ушедшим навсегда прекрасным временам. Однако, мы о рыбалке и посему, постараюсь придерживаться темы, отступая от нее только в случаях острой необходимости.


Что же такое Нарочь, как водоем? Это крупнейшее в Беларуси озеро ледникового происхождения, площадью около восьмидесяти квадратных километров, достаточно глубокое и с очень чистой водой. Конкретнее: длина озера почти тринадцать километров, глубина до двадцати пяти метров, прозрачность до семи метров. Полуостров Коса в районе деревни Наносы делит озеро на два плеса – северный - Малый и южный – Большой. Сразу оговорюсь, что мною хорошо изучен Малый плёс, поскольку рыбачил я, в основном, на нем, хотя неоднократно случалось ловить и на Большом. Прибрежный подводный рельеф от Черевков до Наносов я знал досконально: глубины, донную растительность, гряды и впадины на дне и где какая рыба обитает. Биостанция – моя база, находилась на северо-западном берегу в районе деревни Урлики и все интересные точки Малого плеса были в часовой доступности от нее на веслах.


Какую же рыбу мне приходилось ловить на Нарочи?

Начну со своей любимой – щуки.

Если на других водоемах я ловлю ее спиннингом в заброс, то на Нарочи более эффективна ловля ее троллингом, по старому – на дорожку. Дорожил я только на веслах, с мотором не приходилось. В те далекие времена бензомоторы на Нарочи уже были запрещены, а об электро еще никто и не слышал. Ловил я, как правило, один и вопрос, как одному в лодке и грести и дорожить, решался так: сев на среднюю банку на весла, я разувался и, разогнав лодку, постепенно отпускал и придерживал катушку пальцами босой ноги, давая блесне разматывать лесу, а затем, размотав на необходимое расстояние, ставил на тормоз. О поклевке или зацепе извещал треск трещотки «Невской» катушки, после чего следовала подсечка.

Признанным мастером ловли щуки, можно сказать, чемпионом был Чесь – местный мужик из Урликов, который на черном смоленом челне уплывал на рассвете в даль, а к часам восьми утра уже возвращался с парой – тройкой увесистых озерных красавиц. Ловил он тоже на дорожку, на крупную латунную или медную блесну, как мне удалось подсмотреть, но вот где конкретно он гонял свой челн мне разведать так и не удалось.

Я ловил тоже на желтые или медные колебалки, белые работали хуже. Думаю, не стоит напоминать, что о воблерах и резине в те времена не было и понятия. Особенно хорошо ловилась щука у меня на изогнутую винтом, старинную медную блесну. Гоняя ее параллельно с друзьями, у меня поклевок случалось значительно больше. Украли у меня ее, когда поленился забрать на зиму в Минск ящичек с блеснами и оставил его в съемной комнате до следующего лета. Интересно, что дрянные блесны оставили, а лучшие забрали. Такой раритетной блесны я больше не встречал за всю свою жизнь. Дорожил я по всему плёсу, но поклевок случалось больше напротив деревни Степенёво, хотя, и на полпути до Косы на грядах тоже неплохо клевало. Очень крупных щук на Нарочи мне ловить не доводилось, максимум до трех килограммов. Долгое время, дорожа, я допускал одну грубую ошибку, пока на нее мне не указал профессор А.С. Шуканов – декан биофака БГУ, с которым мы оказались в одной лодке. Он был опытнейшим спиннингистом и его мастер-класс был для меня-подростка откровением.

Сев с ним в лодку: я – на весла, он – на корму и распустив снасти, я погнал лодку как обычно, довольно быстро. Спустя минут десять Адам Семенович меня спросил:

- Ты что, всегда так быстро ходишь на веслах, когда дорожишь?

- В основном, да. С такой скоростью, - ответил я.

- Не гони. Надо медленнее.

- Так будет же цепляться за дно, за траву.

- Зато, поклевки будут. А так, не будет ни зацепов, ни поклевок.

Я стал грести вполовину медленнее, а он говорит:

- Надо еще медленнее.

Я еще больше стишил ход и тут на обе наши блесны, почти одновременно повесились щуки. Я был удивлен и подумал, что это случайность, совпадение, но оказалось, что это не так. В тот день, еле передвигаясь по озеру и ловя накоротке – не выпуская дорожку далеко за корму, мы надергали щук не менее десятка и старик Шуканов, поскольку живем мы с ним в Минске в одном доме, в последствии при встрече, не раз задавал мне один и тот же вопрос:

- А помнишь, Саша, как мы с тобой за Степенёвом щук ловили?

- Помню. Такое не забывается, - отвечал ему я.

После той рыбалки я перестал отпускать блесну далеко за корму, вел ее медленно, почти касаясь дна, и результативность лова у меня резко повысилась. Интересно, что при такой проводке заработали забракованные мною ранее блесны, которые я считал никудышными.


Теперь об окуне – вездесущем обитателе Нарочанских вод, которого можно встретить и на мели возле берега и на пятнадцатиметровой глубине. В начале, будучи младшим школьником, я ловил его на поплавочную удочку, причем, нередко вприглядку. Уникальная прозрачность воды в Нарочи позволяла, передвигаясь на лодке, просматривать дно озера и, даже, визуально обнаруживать рыбу, в частности, окуня. Очень часто в жаркие дни окунь «зависал» с дифферентом на нос над песчаными полянами среди покрытого харой дна. Аккуратно заякорившись на краю такой «лысины», можно было даже не распугать окуней и, подбросив червяка «под нос» рыбе, спровоцировать ее на поклевку. Бывали дни, когда окуня охватывал жор и количество выловленных за рыбалку экземпляров подбиралось к сотне, а бывало «тычешь» ему в морду червяком, а он нос воротит и ни в какую не берет. Все это было прекрасно видно с лодки при штилевой погоде.

При ловле на удочку редко попадались горбачи. Окунь покрупнее клевал на грядах – подъемах дна до трех метров от поверхности среди больших глубин по пути от турбазы до Косы. На них были купины рдестов, поднимающихся со дна до самой поверхности и, подбрасывая червя вплотную к рдестам недолго приходилось ждать поклевки окуня или плотвы.

Однажды, ввиду того, что лодки на биостанции были нарасхват, желающих порыбачить множество, а за мной была закреплена одна из них постоянно, в одной лодке со мной-подростком оказался знаменитый белорусский хирург, заслуженный врач - Виктор Михайлович Прохоров. Встретились мы на причале рано утром и он, окинув взглядом мои снасти – поплавочные удочки, предложил:

- Давай я сегодня покажу тебе, как ловлю окуней.

- А где? – спросил я, поскольку был не готов к такому предложению.

- Поплывем к Косе, на глубину.

Особой радости это предложение у меня не вызвало, но пришлось согласиться в угоду отцу. Это он сосватал Прохорова ко мне в лодку. Виктор Михайлович показал мне направление куда грести, а сам достал из своей сумки короткие зимние удочки-блеснилки и спросил меня:

- Ловил когда-нибудь такими?

- Нет.

- Ну вот и попробуешь.

Не доплывая менее километра до Косы, он опустил якорь, дал мне одну из удочек с небольшой зимней латунной блесенкой и показал, как дергать. И дело пошло. С глубины двенадцати метров мы стали доставать темных, с яркой раскраской тела окуней, существенно отличающихся от мелководных, в первую очередь, размерами и формой тела. На крючок мы подсаживали обычных земляных червей, что здорово улучшало клев, по сравнению с игрой пустой блесной. Довольно интенсивная рыбалка периодически сопровождалась возгласами заведующего кафедрой хирургии:

- Лапату спустiу! - эмоционально восклицал он, почему-то, по-белорусски, когда не удавалось поднять в лодку крупный экземпляр и он сходил с крючка близко от поверхности.

При таком клеве черви вскоре кончились, а завершать рыбалку не хотелось. На песчаной Косе найти червей было очень сложно, да и плыть до нее еще надо было не мало.

- Давай попросим червей у вон того рыбака, - сказал Прохоров, указывая на черный рыбацкий челн местного жителя неподалеку от нас.

Подплыв к нему, Виктор Михайлович уважительно поздоровался и попросил выручить десятком червяков.

- Не дам, - последовал ответ. – Я за ними в Купу плаваю.

- Выручи пожалуйста. Я врач-хирург, может и тебя когда-нибудь выручу, - повторил попытку Прохоров.

- Не дам, сказал и не проси! – зло ответил мужик и отвернулся.

Не помог и авторитет знаменитого хирурга в этой ситуации. Не солоно хлебавши, мы отплыли от челна. Подергав пустыми блеснами, мы убедились, что без червей много не поймаешь и погребли обратно к нашему берегу. Вместе с неплохим уловом я в этот день приобрел новый для себя опыт блеснения окуней летом на зимнюю удочку и, в последствии купив такие же, ловил ими очень часто, тоже периодически цитируя Прохоровское: «Лапату спустiу!»

В поисках клевых точек я забирался и за Косу, на Большой плес и ловил там на четырнадцатиметровых глубинах, но особой разницы в клеве на местах до полуострова и за ним я не почувствовал.

Через десяток лет Виктор Михайлович преподавал у меня хирургию и уже я ему однажды напомнил, как мы ловили окуней на Косе, его «лапату спустiу!» и как мужик пожалел нам десяток червяков.

- Да. Конечно помню, - сказал хирург. – Хорошее было время.

Через два года после этого разговора его не стало…


В Нарочи живет вселенец – угорь и мне полвека назад приходилось часто его ловить. Уже в те времена он считался очень ценной рыбой. Для примера: в магазине рыбзавода килограмм угря стоил три рубля двадцать копеек, а килограмм окуня – семьдесят копеек, плотвы – тридцать копеек. На удочку он клевал редко и я приспособился ловить его переметом – толстой лесой с привязанными к ней через каждый метр поводками с крючками. По концам лесы были привязаны два отрезка железной арматуры со стройки тургостиницы, а от них к поверхности шла леса, к которой крепился поплавок. В качестве поплавка я обычно привязывал обломок соснового сука, чтобы не привлекать лишнего внимания – мало ли какой мусор плавает по воде. На крючки, которых у меня было десять, я наживлял дождевых червей пучком или снулого малька – пескарика или ершика. Снасть, по современным представлениям, конечно же, браконьерская, но уж очень хотелось мне жареного угря в детстве. Выставлял я ее в сумерках, а снимал на рассвете. Обычно попадался один угорь, очень редко два, весом семьсот – восемьсот граммов. В прилове часто были окуни, очень редко другая рыба.

Отец моего друга, заядлый подводник, приспособился охотиться на угря с острогой ночью с фонариком. Набивал он их за ночь с полдесятка. Рассказывал, что ночью угри любят висеть на рдестах, обвившись вокруг них, как змеи и почти не боятся света фонарика. Напомню, что все описываемое было полвека назад.

Ловили мы угря и сетью, которую отец, собирая материал для научных целей, периодически выставлял на ночь недалеко от биостанции. Уже тогда летом на Нарочи было многолюдно: люди задерживались на пляже до самой темноты, а многие любители ночных купаний плескались в воде и в темноте. Опасаясь за сохранность казенного имущества – сети, отец обычно организовывал ее охрану: полночи он дежурит в лодке возле сети, полночи я.

Однажды, среди ночи, когда я подремывал дежуря в лодке, по дну её раздался отчетливый и сильный стук. Дрему с меня, как рукой сняло. Можете представить моё удивление, граничащее с испугом. Сколько я не вглядывался в темную ночную воду, ничего не разглядел. На рассвете, достав сеть, мы обнаружили в нескольких местах слизь на ячейках – это угрям, попавшим в сеть, удалось вырваться. Видимо, один из угрей сильно дергал сеть, стараясь выбраться из нее и она верхней веревкой с поплавками барабанила по дну стоящей прямо над ней лодки. Другого объяснения этому ночному переполоху я не нашел, а в водяного я не верил. Бывало, что угри не успевали вырваться и становились нашей добычей – образцами научного лова, которые после соответствующих обмеров, вскрытия и изъятия ряда органов для исследования шли на сковородку.

К сожалению, в последние годы зарыбление угрем озера не проводилось и поголовье его резко сократилось, что еще больше увеличило стоимость этой рыбы.


Уклея. Кто не бывал на Нарочи, считает, что эта рыбешка не достойна внимания настоящего рыболова. На других водоемах это, в некоторой степени, верно, но не на Нарочи. В начале июня уклея сбивается в огромные многотысячные стаи и скапливается в определенных местах, нерестясь и усиленно питаясь при этом. Заякорившись у такого «котла», я налавливал за одну рыбалку пару сотен довольно крупных рыбок, набивая ими полный садок. Клевала она на любую приманку на каждом забросе, причем, редко насадка успевала дойти до дна. Одно из излюбленных мест нереста уклеи было напротив самописца уровня воды в озере – башенки на берегу возле метеостанции, причем формирование «котла» в этом месте повторялось ежегодно, с завидной регулярностью и мы заранее готовились к ее ловле. Изумительно вкусна копченая уклея, приготовленная в медицинском стерилизаторе на малом дымке, когда она не черная от копоти, а только чуть пожелтела. Великолепна она вяленая, сравниться может, пожалуй, только жирный речной елец.


Очень любил я июньскую ловлю красноперки и густеры. Интенсивный и безотказный клев этих рыб в начале лета позволял насладиться процессом изголодавшейся по рыбалке душе школьника, прибывшего на озеро на каникулы. Эти рыбы не требовали изобретательности в подборе насадок и прекрасно клевали на червя, которого надо было брать на рыбалку с запасом. Обычно я ставил лодку на якорь недалеко от камышей между причалом турбазы и Степенёвом и за дня три такой рыбалки завешивал всю веранду гирляндами соленой рыбы, после чего ловля на неделю прекращалась, пока не освобождалось место для гирлянд новых уловов. Со временем, ближе к середине лета, клев этих рыб затухал, они забирались в глубь трости и ловились уже не весь день, а только по утрам и вечерам.


Интересно, что плотва при ловле этих рыб попадалась редко и вообще, возле берега ее было мало. Ловилась она лучше всего возле купин рдестов на подводных возвышенностях. Вот там ее можно было поймать много вперемежку с окунем. Помню свои тщетные попытки изловить крупную, под полкило, плотву, которая постоянно обитала под треугольным «плотом» - плавучим метеопостом, заякоренным в трехстах метрах от берега. Забравшись на него, можно было наблюдать в щели между досками, снующих под ним крупных рыбин. Множество раз пробовал подать им приманку «под нос», опустив крючок в щели плота, но любая насадка игнорировалась. Уже позже, почитав рыболовную литературу, я пришел к выводу, что та плотва питалась исключительно зеленью, которая обильно покрывала бревна и доски, из которых был сделан плот и ее мои черви, шитики и перловка в это время не интересовали.


Долгое время я считал, что целенаправленно ловить карася в озере Нарочь бессмысленно, но однажды я задержался в камышах, полавливая красноперку до вечера. Солнце уже село, стало смеркаться и в это время я заметил, что на чистую воду прогалины среди тростника из его гущи стали медленно и осторожно выдвигаться какие-то тени. Я аккуратно, не делая лишних движений, чтобы не спугнуть, забросил туда оснастку, но рыбы при падении поплавка на воду немедленно юркнули в трость. Я замер в ожидании и через несколько минут тени опять вышли на прогалину и тут поплавок ожил и медленно пошел в сторону. Сделав подсечку я вывел и поднял в лодку красивого трехсотграммового карася. Удивленный, я вновь забросил червя в то же место и вновь все повторилось: вышли тени на прогалину, последовала поклевка, карась – в лодке, тени – в тростнике. Таким образом, до темноты, пока виден был поплавок, я поймал полтора десятка отличных увесистых карасей и, когда принес их уже ночью домой, удивил даже отца-ихтиолога, который считал, что карася в Нарочи крайне мало.

На следующий день я поплыл на то же место на вечерний клев специально ловить карася. Подкинув в качестве прикорма рубленных червей на прогалину, я дождался выхода карасей из тростников и вновь наполнил ими садок. Мои друзья, увидев улов, не поверили, что я поймал карасей в Нарочи и посчитали, что я их привез с какого-то своего секретного пруда.


Так, что карася в Нарочи я ловил, чего не скажу о леще. За все годы рыбалки там я не поймал ни одного леща, ни большого, ни маленького и, полагаю, что его там нет или очень мало, хотя во многих источниках указано, что он там водится. Леща много в других озерах Нарочанской группы: Мястро, Баторино и так далее. Я наблюдал, как он там «плавился», как дельфины: сотни крупных особей одновременно высовывали из воды свои мощные бронзовые спины, создавая в лучах заходящего солнца феерическое зрелище, забыть которое невозможно.


О лине. На удочку в Нарочи я не поймал ни одного, но добывал его много. Дело в том, что когда я был в младших классах, мне на день рождения подарили комплект для подводного плавания: маску, трубку, ласты и я подсел на это дело, как на наркотик. Свою роль в этом сыграла «Подводная газета» Николая Сладкова и другие его рассказы. К следующему сезону я уже вооружился: сделал себе «пику» - однозубую острогу с резиновой петлей, которую надевал на руку и ею можно было гарпунить рыбу при подводной охоте. В начале я «бил» в основном щук и окуней, которые не боялись блестящего отполированного острия пики и часто даже атаковали его, принимая за малька, но потом, в июле я встретил под водой нерестящихся линей: огромную самку и двух самцов поменьше, «увивающихся» за ней так плотно, что при хорошем выстреле можно было загарпунить всех троих.

После этого, с другом Ваней, страхуя друг друга, мы стали целенаправленно охотиться за линями в дали от берега, выбирая специально места их обитания и случалось добывать несколько штук за один заплыв. Часто лини были и в отцовских сетях, то есть, линя в Нарочи много, но я не встречал ни одного человека, поймавшего его там на удочку.


Не могу не упомянуть еще один способ ловли из раннего детства. В жаркие дни мы босиком бродили по мелководью поросшему донным мхом – харой и почувствовав под стопой что-то живое, засовывали в мох руку и доставали прижатого ногой пескаря. Засунув его в плавки, продолжали бродить дальше и таким способом налавливали не мало этих рыбешек. Однажды я наступил на угря, но удержать его рукой не удалось – выскользнул. Не зря говорят: «верткий, как угорь».


В этой, довольно объемной главе, мною описаны, в основном, детские впечатления. С возрастом произошла смена приоритетов и, если я раньше, находясь на берегу, смотрел на озеро, то к концу школы уже смотрел на девушек на берегу этого озера, но с рыбалкой надолго не расставался никогда, продолжая ею заниматься и в студенчестве и став семейным человеком, но об этом в других главах.
Рыбалка, охота, созерцание природы, опусы, фото.
https://plus.google.com/105150859613497916250

За это сообщение автора smooth поблагодарили - 3:
aspid, SVL, Yurkoff
Аватара пользователя
smooth
Свой
 
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 06 мар 2013, 12:29
Репутация: 21 [ ? ]
Награды: 1
За особый вклад в жизнь форума (1)
Благодарил (а): 7 раз.
Поблагодарили: 216 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение smooth » 02 авг 2017, 20:36

На озере.


1

Ему повезло. В июне в профкоме подвернулась путевка на двоих с женой на автотурбазу «Нарочанка». Подумали и решили – где двое, там и малышка – двухлетняя дочурка поместится. Повезло еще и в том, что совсем рядом, в Урликах на берегу Малого плеса Нарочи, старики-родители снимали комнату на лето и были не против, чтобы внучка периодически бывала с ними.

Запарковав «жигуленка» на стоянке турбазы, поселились в тесном, но уютном дощатом домике и уже через несколько дней откровенно заскучали, ведь кроме примитивных развлечений: пляж, лес, дискотека, кино по вечерам, на турбазе ничего не было, а в возрасте до тридцати не сидится на месте. Поэтому, когда узнали, что организовывается водный поход из отдыхающих по озерам Нарочанской группы, записались одними из первых. Вспомнил он, как еще будучи пацаненком, отдыхая летом на каникулах на Нарочи, любил наблюдать, как собираются туристы в водный поход, грузят ял и фофаны разнообразным скарбом и мечтал: «Вот вырасту и тоже пойду в такой поход». Вот и сбылась мечта через два десятка лет. Отправив дочку к родителям на время похода, стали готовиться к отплытию.

Маршрут трехсуточного похода был составлен так: старт от автотурбазы, затем вдоль побережья Большого плеса Нарочи в протоку Скема, соединяющую озера, по ней до места первой ночевки на озере Мястро, затем, вдоль побережья и через протоку опять в Нарочь и через весь Большой плес к полуострову Коса, после ночевки на котором через весь Малый плес к месту финиша – турбазе «Нарочь». Шли на четырехместных деревянных фофанах по три человека в лодке, поскольку много места занимал груз: палатки, спальники, продукты, вода питьевая и другое туристское имущество.

Погода выдалась на славу: солнечно, тепло, волнения на воде не было, что позволило без напряжения пройти первую часть маршрута до места ночевки. Расположились на чистой поляне в сосновом лесу на берегу живописного озера и, поскольку прибыли чуть раньше графика, выдалась пара часов побросать спиннинг. С женой на пару, они выплыли на середину озера и безуспешно бросали блесну, пока не заметили неподалеку что-то необычное на спокойной поверхности воды. Подойдя на веслах поближе, они наблюдали незабываемое зрелище, от которого невозможно было оторваться. День клонился к закату и в лучах заходящего солнца сотни бронзовых спин крупных лещей одновременно, как по команде, появлялись над водой, напоминая стадо резвящихся дельфинов. Лещ «плавился» то там, то там и можно было только догадываться о количестве особей в этом громадном косяке рыб примерно одного размера. Спустя полчаса «водная феерия» завершилась и они, впечатленные увиденным, поплыли к берегу.

Предстояла большая работа: брошенный жребий указал, что ему с женой готовить ужин на всех. В меню на ужин был шашлык, мясо для которого было замочено еще поварами турбазы и хранилось в большом эмалированном ведре. Шашлык на тридцать человек! Как его приготовить? Такой задачи ему решать еще не приходилось. Первым делом, он развел большой костер и попросил туристов подбрасывать в него сучья, по мере прогорания дров. Затем, вырыл длинную и узкую траншею шириной и глубиной со штык лопаты, на края которой вдоль уложил намоченные в воде жерди. В это время жена нанизывала на шампуры куски мяса и готовила их к жарке. Когда костер прогорел, он перенес накопившиеся угли в траншею, равномерно распределив по ней и уложил шампуры на жерди. Оставалось только успевать их поворачивать, чтобы не подгорели. К этому времени подоспела и картошка, которую готовила другая пара туристов. В общем, ужин удался на славу, а после него песни под гитару… Улеглись далеко за полночь.

Следующую часть маршрута, до полуострова Коса прошли на веслах без происшествий, наслаждаясь прекрасной погодой, живописными пейзажами, одновременно пробуя дорожить щуку. Был один мощный удар по блесне, но не повезло – рыба не засеклась. Прибыли на Косу около пяти часов по полудни. Началась подготовка к ужину и ночевке: хозяйственные заботы, сопровождающиеся гомоном людских голосов, музыка из транзистора «Океан», шутки, смех, бренчание гитары. Потрудившиеся на предыдущей стоянке были освобождены от забот, что позволило проводить свободное время, как душе угодно. В детстве он часто бывал на Косе, знал весь берег полуострова в деталях. Захотелось пройти по побережью, вспомнить былое, посмотреть, что изменилось за прошедшие годы.

Отойдя от лагеря на порядочное расстояние, он услышал крик со стороны озера. Прислушался и вскоре крик повторился: кто-то явно звал на помощь. Сколько не приглядывался – ничего на воде не увидел – спокойная поверхность воды. Вернулся в лагерь, вновь прислушался – ничего не было слышно, но беспокойство не покидало. Вспомнил, что у одного из туристов был навороченный фотоаппарат с длинным объективом, попросил его посмотреть на воду: похоже, что люди тонут.

- Да! Точно тонут! Лодка перевернутая и две головы возле нее в воде в полутора километрах от берега, - воскликнул он, глянув на воду.


2

На рыбалку они не собирались, но с утра погода так и шептала: «Чего сидите? Такая погода, да и щука в июне берет отлично. Скорее на воду!»

- Давай, может, съездим на Нарочь, потаскаем дорожку, а к вечеру вернемся? – задал вопрос старший младшему.

- Ты же знаешь. Я всегда за, - ответил младший.

- Так, чего ж мы сидим, время теряем! Бегом за снастями!

Собрались быстро. Похватав спиннинги, сумки с блеснами, перекус вскочили в машину и почти за час отмахали расстояние от Молодечна до турбазы «Нарочь». Там, взяв на прокат узкую ходкую трехместную деревянную лодку, они еще до обеда вышли на воду. Обловив часть плеса напротив Степенёва и вытащив пару неплохих щук, поплыли по направлению к Косе и, как раз, на полпути к полуострову случилась поклевка трофейной рыбины.

- Взяла хорошая! Готовь подсак! – скомандовал старший.

Младший, схватив большой подсак, застыл в напряженной позе, высматривая в прозрачной воде трофей, а старший потихоньку, по всем правилам, старался ее подвезти к борту, в то же время, не допустить «свечки», для чего опускал кончик спиннинга в воду. Щука, пробуя освободиться, сделала несколько мощных рывков, во время которых старший, не удержав «Невскую» катушку, больно получил по пальцам ее ручками, содрав до крови кожу на костяшках. Постепенно рыба стала поддаваться и вскоре показалась у поверхности воды.

- Какая здоровая! – закричал неопытный молодой рыбак и, стараясь подхватить ее подсаком, всем телом потянулся к рыбине через борт, резко сместив центр тяжести.

Старшему, увлеченному азартным вываживанием, тоже было не до поддержания равновесия в верткой лодке и она мгновенно перевернулась, выкулив в воду горе-рыбаков со всем их скарбом. Шокированным происшедшим и холодной водой рыболовам пришлось спиннинг и подсак немедленно бросить, чтобы уцепиться за перевернутую лодку, которую воздушный пузырь поддерживал на поверхности.

Поматерившись в голос, стали думать: что делать, как спасаться. До ближайшего берега километра полтора – не доплыть. Оба были пловцы - не ахти. Стали вертеть головами, осматриваясь – лодок вокруг не видно, только на Косе виден дымок костра и люди на берегу. Младший, стащил с себя джинсы и, зажав в кулак карман с ключами от машины, держал их мертвой хваткой. Вокруг плавало их имущество, имеющее плавучесть: весла, ботинки, снулые щуки, пойманные ранее, всякий хлам. Все снасти, блесны, подсак оказались на дне. Там же оказался и спиннинг с сидящей на крючках щукой. Обдумав своё положение, решили звать на помощь – хоть и далеко до Косы, но звук над водой в тихую погоду хорошо распространяется.

- Помогите! На помощь! А-А-А-А-А! – звонко орал младший, срывая голос.

Ему вторил старший прокуренным басом. Спустя какое-то время, показавшееся терпящим бедствие бесконечным, от берега отошла лодка и стала быстро приближаться к ним.

- Услышали! Слава Богу, услышали! – радовался в голос младший.

Теперь дал волю эмоциям и старший. Какими только словами он не поливал своего молодого напарника, допустившего на воде непростительную ошибку, которая привела к бедственной ситуации.


3

- Кто со мной? – крикнул он, бегом направляясь к пустому фофану с веслами на берегу.

За ним следом, схватив на ходу еще пару весел, бросился молодой, спортивно сложенный парень. Заскочив в лодку, они, выкладываясь по полной, на двух парах весел развили такую скорость, что за десять минут отмахали расстояние до тонущих.

- Как идут! Как идут, словно на регате! - восхищенно восклицали девушки-туристки, выстроившись на берегу.

За эти десять минут разные мысли промелькнули у него в голове. Основная – сколько их было? Ведь там, где перевернулась лодка, шесть – восемь метров глубины – не донырнешь. Он это знал точно из опыта множества рыбалок на Нарочи. На всякий случай, спросил напарника.

- Ты нырять умеешь?

- Умею, но смотря на какую глубину.

- Там больше шести метров.

- Нет. Это мне не под силу, - ответил парень.

Подплывая к месту происшествия, они увидели дрожащих от холода и испуга мужиков, судорожно цеплявшихся за опрокинутую лодку.

- Сколько вас было? – первым делом, задал он беспокоящий его вопрос.

- Двое, - последовал ответ и у него сразу отлегло от сердца.

Не успели они подогнать свой фофан вплотную к перевернутой лодке, как оба мужика кинулись к нему и одновременно полезли через борт, рискуя перевернуть его. Видимо, испугались они не на шутку и страх не отпускал их, даже когда помощь была рядом.

- Спокойнее! Лодку не переверните! – крикнул он. – Залазьте по одному.

Когда оба рыбака уже были в лодке и сидели, «колотясь», на банках, он обратил внимание на зажатые в руке младшего джинсы.

- Что ты в них так вцепился? Что там?

- Ключи от машины, - ответил рыболов, наконец разжав кулак и положив джинсы на банку.

- Надо лодку вашу перевернуть и освободить от воды. Предлагаю вам, стоя на корме, потихоньку ее приподымать за нос, а мы будем делать гребки веслами, чтобы вода через корму уходила, - эта мысль пришла ему в голову по пути к терпящим бедствие.

Перевернув лодку, так и сделали. Все получилось, на удивление, очень легко. Буквально, за несколько рывков веслами почти вся вода из лодки была вылита. Оставалось вычерпать остатки. Они подобрали весла и вернули их рыбакам, после чего, те перелезли обратно в свою лодку.

- Барахло, что не потонуло, уже сами соберете, - сказал он. - Вы куда теперь?

- На турбазу.

- Ну, а мы обратно, на Косу.

- Спасибо, мужики, - сказал старший. – Спасибо, - повторил младший.

- Да не за что. Удачи в рыбалке! – ответил он и, уже не спеша, они погребли обратно.

На берегу жена его прилюдно обняла и поцеловала. Что она чувствовала в этот момент он не знал – женская душа – потемки. Ночью, лежа в палатке, он обдумывал случившееся и вопрос: «А если бы я их не услышал?» долго не давал ему заснуть.
Рыбалка, охота, созерцание природы, опусы, фото.
https://plus.google.com/105150859613497916250

За это сообщение автора smooth поблагодарили - 3:
aspid, SVL, Yurkoff
Аватара пользователя
smooth
Свой
 
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 06 мар 2013, 12:29
Репутация: 21 [ ? ]
Награды: 1
За особый вклад в жизнь форума (1)
Благодарил (а): 7 раз.
Поблагодарили: 216 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение smooth » 19 авг 2017, 11:33

ЗАПАДНАЯ БЕРЕЗИНА.




Судьба сложилась так, что часть Налибокской Пущи, через которую протекает Западная Березина, стала для меня – коренного минчанина, если не «малой родиной», то чем-то очень близким к этому понятию. С 1982 года я тесно связан с этими местами и, в силу своих увлечений, исходил вдоль и поперек все окрестности, особенно, прилегающие к жемчужине этого края - реке Западной Березине – Березе по местному.

Проводником по этой земле долгие годы был Константинович – коренной житель деревни Чапунь, заядлый охотник и рыбак, герой многих моих рассказов. Естественно, во время наших странствий он, знакомя меня с местностью, называл мне микротопонимы – названия небольших объектов: урочищ, сенокосов, ручьев, стариц, излучин реки, известные лишь ограниченному кругу людей, проживающих в данном районе и пояснял, если знал, как они появились. В ходе этого повествования я не обойдусь без их упоминания, но это особая тема и ей я посвятил отдельный очерк.

Хорошо помню свою первую рыбалку на Березе. В середине лета 1982 года я в компании местного парня через гребли, увязая по колено в торфяной жиже, поскольку гравийки до Малой Чапуни тогда еще не было, впервые вышел на берег этой реки. Не могу сказать, что она меня сразу очаровала. До этого момента я, в основном, рыбачил на озерах и водохранилищах и редко на реках, поэтому навыков речной ловли у меня было не много, а тут еще жара. В общем, клев на поплавочки был совсем слабый: окуньки да плоточки – ничего серьезного, что мне быстро надоело и я, взяв спиннинг с блесной – колебалкой, прошел буквально пару сотен метров вниз по течению и вскоре выволок на берег солидную щуку, что и определило мою дальнейшую рыболовную специализацию на этой реке.

Ловил я щук на Березе много: за тридцать пять лет рыбалок там счет пойдет на тысячи и в первые годы я пользовался стеклопластиковыми или дюралевыми удилищами с инерционной невской или киевской катушкой, которых, в виду их низкого качества, обычно хватало на один сезон, да и условия ловли на этой реке очень жесткие: кусты, коряги – сплошные зацепы. Несовершенство снастей стало причиной схода множества трофейных экземпляров, которые я уже видел, подняв их из глубин на поверхность. Из-за жесткого удилища и отсутствия фрикциона для погашения рывков рыбины, очень часто крючок разгибался накоротке, когда рыба была уже рядом, но об этом чуть позже.

В первый же год мне захотелось ознакомиться с рекой в целом, а не с локальными ее участками. На мой взгляд, лучший способ для этого – пройти ее сплавом. Взяв на прокат надувашку «Нырок – 4», договорился с напарником и в августе мы впервые сплавились по реке от моста на трассе М-6 возле Бакшт до деревни Морино уже на Нёмане. Вот тогда я и влюбился в эту реку и Пущу и несу эту любовь через всю жизнь.

Западная Березина представляет собой реку средних размеров, длиной чуть больше двухсот километров, достаточно глубокую и сильно извилистую, с быстрым течением, каких много в Беларуси, но коренным образом ее отличает от других то, что она течет в среднем и нижнем течении через Налибокскую Пущу. Бывал я неоднократно и в ее верховьях у деревень Городок, Колдыки, Саковщина, но те места меня не особенно впечатлили, а вот участок от впадения Ислочи до слияния с Нёманом – настоящая сказка – берендеево царство.

Заглянем в экологический словарь: «Пуща – густой, труднопроходимый широколиственно-темнохвойный многоярусный заболоченный или переувлажненный лес». Этимологический словарь русского языка Крылова говорит нам, что пуща, это буквально – запущенный лес.

К сожалению, Налибокская Пуща не в полной мере соответствует этим определениям в настоящее время. Большая часть ее территории, в том числе и Галое болото, мелиорирована, что привело к изменениям в экосистемах и сокращению площади древнего лесного массива. И все-таки часть реликтового леса, соответствующего определению экологического словаря сохранилась и сейчас, даже на территории, не входящей в современные границы заказника. Я имею ввиду леса поймы реки Западной Березины, которые, если смотреть на старую карту Налибокской Пущи, находились почти в ее середине. Эти места исхожены мною за тридцать пять лет вдоль и поперек и походы эти были богаты впечатлениями, интересными встречами и событиями.

Лес в этой части Пущи представляет собой лиственный древостой с преобладанием ясеня, дуба, клена, липы, березы, осины, ольхи. Некоторым деревьям под две – три сотни лет. Достаточно много вязов, размеры отдельных деревьев впечатляют. Подлесок состоит в основном из молоди тех же деревьев, плюс орешник-лещина и лоза по берегам реки. Местами заросли настолько плотные, что местные о них говорят: «вуж галавы не усодiть», точнее не скажешь. Здесь, по прежнему, как и тридцать лет назад есть большие поляны черемши – медвежьего лука, которые в других местах Беларуси встречаются все реже. Идешь по лесу, а вокруг луковый аромат…

Земля завалена валежником – мертвыми замшелыми стволами деревьев, которые никем не убираются и служат питанием для новых поколений молодых деревьев, растущих прямо на вросших в землю, разложившихся стволах. Ходить крайне тяжело. Существовавшие в былые годы, когда в деревнях хватало народа, тропы и дорожки заросли подлеском и компас или навигатор стали просто необходимы. Впервые попав в эти дебри в молодости, привыкший к светлым Нарочанским сосновым борам, я не сразу оценил всю прелесть пойменных лесов и на вопрос проводника - Константиновича, нравится ли мне такой лес, ответил: «Тайга какая-то…»

Понимание красоты такой девственной, дикой природы пришло позже и для меня нет ничего прекрасней.

Животный мир Пущи настолько богат и встречаются звери так часто, что перестаешь им удивляться: косули, лоси, лисы, выдры, норки, куницы, хорьки, бобры, кабаны, барсуки, волки, енотовидные собаки и многие другие виды буквально на каждом шагу.

Ловлю однажды спиннингом, глядя на воду – вижу тень на воде. Поднимаю голову – надо мной летит древний черный птеродактиль. Таково было первое потрясающее впечатление от встречи с черным аистом. В дальнейшем встречал их часто, только в последние годы их не видно…

Из птиц самые яркие впечатления оставили маленькие рыболов и водолаз: зимородок и оляпка. Мы привыкли, что ныряют водоплавающие птицы, но ныряющий воробей, конечно же, удивил. Трубный журавлиный крик, особенно по утрам, для этих мест обычное явление. Часто можно видеть и самих птиц в полете. Очень много хищных птиц. Иногда, если рыбачишь по соседству с гнездом, они так канючат, что выносят мозг за день. Много сов. Знакомя с Пущей своих друзей, я практиковал такой эффектный фокус: подводил их к дереву с дуплом, ставил напротив и говорил следить за отверстием в нескольких метрах над землей. Потом я резко ударял палкой по стволу. Вылетевшая из дупла здоровенная сова, обычно заставляла друзей присесть от неожиданности. Поражают своим необычным видом и окраской белорусские «попугаи» - удоды. Их тройное «уканье» часто оглашает окрестности.

Такого изобилия ужей, пожалуй, нет в других заповедных местах Беларуси. По весне, в апреле-мае, мы обычно ловим щуку с правого, хорошо освещенного солнцем берега Березины. Вот на этот солнцепек - ужиный «Маями», погреться после зимы сползаются ужи со всех окрестных лесов, где активно размножаются. На стометровом участке берега можно насчитать несколько десятков этих змей самых разных размеров. Знал гнездо под толстым полусгнившим упавшим дубом, где много лет подряд жила огромная, длиною более метра, толстенная самка – королева ужей, которая никого не боялась, даже меня, и нехотя с шипением уползала, если ее пошевелишь кончиком спиннинга. Под осень вокруг этого ствола можно было наблюдать множество мелких ужиков и белели скорлупки от ужиных яиц. Многие ужи забираются на деревья и кусты и следят за нашими передвижениями с высоты нескольких метров. Нередко встречаются и гадюки, как рябые, так и черные, очень красивые. За одну рыбалку мы обычно проходим по берегу десять – пятнадцать километров и видим под сотню змей. Кажется, что рыбачишь в серпентарии.

В этих местах практически нет следов человека, только звериные и если заметил человеческую тропу, то будь уверен – в конце ее стоит самогонный заводик. Представляет он собой поляну возле водоема, обычно старицы, на которой оборудован очаг, висит котел, стоят огромные бочки с брагой. Самая ценная деталь – охладитель или змеевик обычно отсутствует – спрятан где-то поблизости. Для того, чтобы прохожий охотник или рыбак по доброму отнесся к аппарату, не разрушил его, обычно на бражник выставлялась бутылка самогона, заткнутая газетной пробкой, мол «угостись, да иди себе с богом». Не знаю, как сейчас. Возможно все заводики милиция разрушила. Сейчас же их выслеживают не только с земли, но и с воздуха – дронами, но в милых моему сердцу девяностых, когда я был молод и полон сил, было именно так. Мы не раз пробовали эту водку – качество всегда было на уровне. Однажды, совершая рыболовный марш-бросок по дебрям левого берега Березины от Мильвы вверх по течению до уровня Белого озера, мы насчитали шесть заводиков, а сколько еще осталось незамеченными. Объемы заваренной браги на каждом исчислялись сотнями литров, так что бутлегерство в те годы в Пуще процветало. Знаю Чапуньских, молодых в то время мужиков, которые на этом здорово поднялись, заработав стартовый капитал для дальнейшего бизнеса. Однако, я отвлекся…

Как уже было сказано, ловил я на Западной Березине, в основном, щуку. Наиболее интересный для спиннингиста участок для охоты на эту рыбу – от впадения Ислочи в Березу до слияния последней с Нёманом. Не зря я употребил слово «охоты» вместо «рыбалки», поскольку ловля щуки с берега небольшой реки состоит из ряда элементов, присущих охоте: знания мест обитания трофея, соблюдения маскировки при подходе и подготовке к выстрелу (забросу), меткости – умения положить блесну точно в нужное место с первого заброса, соблюдения тишины и осторожности и других. От рыболова требуется владение навыками, присущими настоящему охотнику. Тот, кто, как медведь, ломится по кустам к берегу, треща сучьями и топая сапогами и вылезает сразу к урезу воды, не соблюдая маскировки, да еще одет в яркую одежду и белую кепку, никогда не поймает достойной трофейной рыбины – уж очень она осторожна. Его удел – глупые, неопытные травянки до килограмма.

Изобилующая излучинами, нортами по местному, Береза течет углубляясь в лес, обступающий ее со всех сторон, рослые вековые деревья широколиственных пород которого представляют собой часть сохранившегося до сих пор реликтового леса Налибокской Пущи. Множество дубов, кленов и ясеней закончило свою земную жизнь, упав в воду и создав мощными стволами завалы и закоулки без течения, так любимые засадницей-щукой, а река безжалостно подмывает корни следующих жертв, пока еще живых, зеленеющих буйной кроной, но обреченных, которым не повезло вырасти у нее на пути.

Сначала я рыбачил тяжелыми блеснами-колебалками: их забрасывать инерционной катушкой с толстой леской можно далеко и течение не так выносит их на поверхность, как легкие. Мощные тройники заранее слегка «отпущены» зажигалкой, чтобы можно было, потянув за толстую лесу, разогнуть крюк в случае «мертвого» зацепа. Закоряженность Западной Березины очень большая. Зацепы на участке, где она течет через Пущу случались на каждом шагу и, конечно, досадно было упускать крокодилов из-за разгиба крючка, но без этой меры предосторожности расход блесен за рыбалку был бы просто огромным, а мы очень дорожили своими блеснами. Часть из них с любовью смастерил собственными руками Константинович, а часть я подобрал опытным путем, перепробовав самые разные заводские, пока нашел «рабочие». Это «Большая тяжелая» белая из Киевского набора и «Реста» белорусского производства, причем Киевский набор из пяти блесен приходилось покупать целиком ради этой одной блесны – остальные в нем были никудышные. Константинович предпочитал ловить своими самоделками, еще более тяжелыми, поскольку, легкую блесну забросить далеко своим кованным из рессоры спиннингом с ясеневой ручкой и «Невской» катушкой он просто не мог. Я же, как уже упоминал, ловил популярными тогда примитивными палками с инерционной катушкой и владел той снастью виртуозно, вызывая восхищение многочисленных друзей и гостей, приезжавших порыбачить на Западную Березину.

Для рыбалки с берега в Пуще нужна была особая экипировка и на это были свои причины. Нужен был плотный хлопчатобумажный костюм, не прокусываемый насекомыми, солидный запас репеллентов, а еще лучше накомарник, поскольку таких полчищ гнуса: комаров, мошки, слепней и оводов я больше нигде не встречал за всю жизнь. К примеру, пока варили уху на ночевке, в котелок падало несколько сотен комаров, что, однако, нисколько не ухудшало ее вкуса. Репелленты на гнус в жару практически не действовали, так как пот смывал их с кожи за пару минут. Выручал накомарник, но в нем было душно, короче, летом ловить было очень некомфортно. Отсутствие тропинок, высоченная крапива, тростник и осока, скрывающиеся в ней упавшие стволы и бобровые норы, попав в которую рискуешь сломать ногу, все это выматывало за день так, что идя назад, мы еле волокли ноги в высоких болотниках, а иногда от перенапряжения сводило судорогой икроножные мышцы. Запас воды на человека брали не менее двух литров и кончалась она обычно в середине рыбалки, заставляя пить из реки. Кроме запаса приманок необходим был топорик или фирменный мультитул с качественной пилкой, поскольку вырезать рогатину для отцепа или лозу для венка-отцепа приходилось очень часто. О спичках в герметичной упаковке, думаю, можно не упоминать. Не раз мы вымокали до трусов вдали от дома и хороший костер в этом случае выручал.

В моем рыболовном дневнике сотни записей об успешных рыбалках, а еще, не мало их было не очень успешных, о которых я поленился сделать запись. Вот одна из них: 2 августа 1999 года, Ильин день. Западная Березина, деревня Чапунь. Был еще жив Константинович, пора отпусков, поэтому его дом полон гостей, машинами заставлен двор. На рассвете отправился на реку со спиннингом. В тот день ловил на белую с красной полосой, заводскую колебалку белорусского производства под названием "Реста". Аксакалы наверняка ее помнят. На подходе к реке был огорчен крайне низким уровнем воды и ее высокой прозрачностью. Подумалось – вряд ли что поймаю, но раз пришел на берег, буду ловить. Пошел вверх по течению, облавливая приглянувшиеся места: приямки, закоулки с обраткой, прибрежные бровки, коряжник. И Фортуна улыбнулась мне. До обеда я прошел по берегу километров шесть-семь и, практически в каждой поворотной яме и других омутках поимел поклевки щук, и не малых. В то время я не особенно интересовался правилами рыболовства, поэтому современную норму перебрал в три раза. Поймал три щуки по 3 килограмма, две по 2 килограмма и три по килограмму. Общий вес безмен в деревне показал ровно пуд - шестнадцать килограммов. Поскольку жара в этот день была под тридцать градусов, я забеспокоился за сохранность рыбы, прекратил ловлю и двинул домой с пудовым рюкзаком рыбы за спиной. А если бы я ловил дальше? В деревне, вывалив в "начоукi" рыбу, шокировал ее количеством и размерами не только многочисленных гостей, но и Константиновича, заядлейшего рыбака, прожившего на этой реке всю жизнь.

Думаю, нет смысла дальше цитировать дневник, но в памяти сохранились случаи, когда от меня ушли трофейные щуки далеко за пять килограммов весом.

Однажды, в начале лета я рыбачил спиннингом ниже Малой Чапуни рядом со старицей с топонимом Долгенькая. Заприметив за изгибом достаточно высокого обрывистого берега затишок, заросший лопухами кубышки, забросил дюралевым спиннингом с невской катушкой тяжелую блесну так, чтобы она прошла по краю зарослей. Последовала поклевка и спустя десяток секунд на поверхность вышла громадная щука. Чтобы ее как-то взять, я стал на заднице сползать с обрыва в воду, надеясь достать ногами дно под обрывом, одновременно стараясь не дать слабины леске, но место оказалось глубоким и я погрузился весь в воду, так и не нащупав дна сапогами. В этот момент в голове возникла другая доминанта: как бы не утопиться в болотниках и я, стараясь левой рукой уцепиться за берег, не смог контролировать натяжение лесы, а щуке небольшой слабины хватило, чтобы мощным рывком освободиться от начавшего разгибаться крюка. Вот так я упустил трофей, да еще оказался мокрым с головы до ног. Хорошо, что тогда еще не было мобильников и ключ от машины был не электронный, а простой металлический.

В другой раз, в сентябре, на выходе из омута под Крыжем, где мы уже когда-то поймали щуку на пять с лишним килограммов, последовала поклевка на крупную резину «Mans» чего-то настолько мощного, что четырехтысячной безинерционной катушкой я не смог управлять процессом вываживания: треща фрикционом, леса со звоном чертила поверхность воды, не давая мне сделать хотя бы несколько оборотов и в конце борьбы приманка уткнулась в подтопленный лозовый куст, намертво в нем застряв. Когда я его, наконец, освободил, он оказался разогнут. До сих пор не уверен, что это была щука. Возможно, я случайно зацепил бобра или выдру. А может это был сом? К слову, за тридцать пять лет рыбалок на Западной Березине я не поймал ни одного сома, ни большого, ни маленького.

Ежегодно с августа месяца, основательно подъев малька, щука начинает хорошо брать в Березинских старицах, причем неоднократно бывали рыбалки, когда весь улов делался на стариках – в реке ни поклевки. На правом берегу самыми уловистыми были Лискова и Старая Река, как по количеству, так и по размеру пойманных рыб. Добираться до них раньше было не сложно: луга выкашивались к августу и ходить по ним было одно удовольствие, только приходилось валить сухостоину для перехода через речку Чапуньку. Левобережные старицы: Топельник, Белое, Дроздова, Снегубка обеспечивали улов вплоть до глубокой осени, причем, в их мутной воде железо работало лучше, чем резина, но рыба ловилась поменьше. До строительства моста они были труднодоступны: приходилось форсировать реку на лодке, но построенный мост на время решил эту проблему. Уже лет пять прошло, как чапуньский мост разрушился и попасть на левый берег со стороны Чапуни опять стало проблематично, да и правый берег настолько зарос подлеском и высокой травой-крапивой, переплетенной хмелем и повиликой, что дальний марш-бросок выжимает из рыбака все силы.

За прошедшие годы многое изменилось: река дичает, а щуки больше не становится. Раньше она ловилась на колебалки очень неплохо, но пришло время современных приманок: резины, воблеров и по первому времени наши уловы здорово выросли, но спустя десяток лет клев пошел на спад. Полагаю, что современными снастями щуку в Березе элементарно выбили. Не отрицаю, что и я сам внес в этот процесс весомый вклад. Дошло до того, что Константинович, до конца своих дней не изменивший колебалкам, перестал ходить с нами на реку: у нас поклевывает, а у него ни тычка.

Полагаю, что единственный способ восстановить поголовье щуки в Западной Березине – полный запрет на ее лов, как минимум, лет на пять, однако, вряд ли это будет реализовано в ближайшие годы.

В связи с ухудшением клева на искусственные приманки, я пробовал ловить на снасточку Драшковича и для чистоты эксперимента в начале одним спиннингом с резиной тщательно оббрасывал приглянувшееся место и, не почувствовав поклевок, забрасывал туда же вторым спиннингом рыбку на снасточке. Поклевка, как правило, следовала незамедлительно. Единственное неудобство – много возни с добычей мелочи, ее насаживанием, а хватает рыбки на десяток забросов, особенно в условиях пущанских дебрей и закоряженности реки.

Неоднократно я проходил отрезок реки Поташня – Малая Чапунь сплавом с целью облова недоступных с берега приглянувшихся мест. Это, возможно, покажется странным, но сплавляясь, я всегда налавливал меньше, чем в этих же местах с берега. Чем это объяснить – толком не знаю, могу только догадываться. Однажды плыл, постоянно бросая, десять часов подряд: ни тычка, и только под нависшими над водой кустами вблизи Малой Чапуни поимел первую и единственную поклевку трехкилограммовой щуки – Бог наградил меня за настойчивость и усердие.

О ловле щуки в Западной Березине я могу говорить очень долго: объем накопившейся за десятки лет информации настолько огромен, что его хватит на отдельный многостраничный опус, но, пожалуй, об этой рыбе хватит.

Теперь об окуне.

Долгие годы окуня в Западной Березине я целенаправленно не ловил. Крупные экземпляры, почти до килограмма весом, попадались на колебалку в качестве прилова, поскольку пользовался я сугубо большими щучьими приманками, но, со временем, я приобрел лайт-удилище и стал ловить окуней в Березе на вертушки. В августе, обычно, бывали дни очень хорошего клева окуня, причем, от «матросского» размера до полукилограммовых горбачей. Очень хорошо работали двойки и тройки известных фирм и мастеров. Неплохо брал он и на довольно крупные твистеры. Места поклевок – возле стволов упавших в воду деревьев, подтопленных кустов, обрывистых берегов. Конечно же, ловил я окуней и на удочку, бывало и по многу, но размер того окуня значительно уступал спиннинговому.

За прошедшие годы было несколько поклевок жереха на щучьи приманки. Однажды, перекинув лесу через выступающий над водой ствол упавшего дерева, я, подведя блесну к нему, ускорил проводку, чтобы вывести её на поверхность и в этот момент на нее повесился жерешок чуть более килограмма. Была поимка и трехкилограммового жереха тоже на щучью колебалку и еще пара случаев. Отмечу, что эти поклевки случались обычно в сумерках. Тридцать лет назад жерех глушил малька в Березе за каждым поворотом, но в последние годы бой наблюдается все реже. В чем дело? Почему жереха стало мало? Целенаправленно на этом участке его почти никто не ловил, поэтому, в отличие от щуки нельзя сказать, что его выловили.

Голавля в Березе много. Даже визуально в прозрачной августовской воде, притаившись в укромном месте, можно наблюдать впечатляющих своими размерами рыбин, а косяки мелкого пасутся за каждым затопленным корчем. Ловится мелкий на удочку летом параллельно с плотвой. Крупный тоже клюет на животные насадки, но поймать этого силача не просто. Однажды, забросив удочку на полудонку на границе струи и тиховодья, я поимел шесть поклевок подряд, закончившихся обрывом лесы 0,16. Я просто не смог даже поднять этих рыбин к поверхности. Что это были не лещи, у меня нет сомнений. Лещ, даже крупный, упирается значительно слабее. Самого крупного голавля на Западной Березине – около килограмма, я поймал на донку с выползком во время ночной ловли налима. На спиннинг я не поймал ни одного и это не удивительно – слишком крупные приманки использую, голавлю не «по зубам». Хотя, удары по вертушке при ловле окуня в тех местах, где его не должно быть: мели, перекаты, случались, но рыба не засекалась. Мелкими воблерами на Березе голавля я не ловил, а наверняка стоит попробовать. Пробовал однажды снасть с водоналивным поплавком, но ничего путного из этого не получилось. В общем, голавль на Западной Березине не моя рыба. Он требует терпения, усидчивости, особого подхода, на что у меня пока просто не было времени.

Было много в Березе и леща. Хорошо помню одну из наших вылазок к Старой Реке в конце лета. Пока я стегал спиннингом реку, Константинович замер в тени дерева, растущего на краю обрыва над омутом, граничащим с песчаным плесом и вскоре тихо позвал меня к себе.

-Подойди, но только тихо и медленно. Смотри, что творится! – сказал он, кивнув на воду.

Приглядевшись, я увидел то, что его заставило замереть и завороженно смотреть в воду. Громадный косяк лещей, примерно одного размера «крутил карусель»: лещи, двигаясь вплотную друг к другу, медленно выходили из темной воды омута на освещенную закатным солнцем песчаную отмель и по кругу скатывались обратно в омут, поблескивая бронзовыми боками. Сколько сотен их там было, трудно сказать, но эта водная феерия продолжалась довольно долго и мы, насмотревшись вдоволь, потихоньку ушли, решив их не тревожить. Наблюдал я очень крупных лещей, замерших в летний зной у поверхности воды на середине Лисковой старицы и, при желании, можно вспомнить множество других случаев их визуального наблюдения. Ловился лещ неплохо на полудонку, в основном, на выползка, шитика или личинку метлицы. Очень крупные мне не попадались, но от кило до полутора я поймал не мало. Как-то, наблюдая в тишине раннего утра за поплавком, я обратил внимание на периодическое чмоканье под соседним наклоненным над водой деревом. Подкравшись, увидел стаю лещей, пасущихся под ним и подбирающих с поверхности зеленых гусениц, падающих с листвы. Отыскав на соседних деревьях таких же, я нацепил их на крючок и аккуратно забросил под дерево. Поклевка килограммового леща последовала незамедлительно, не дав насадке даже погрузиться ко дну. Вытащив его, я уже думал, что всё – клева не будет, уж очень здорово рыба плескалась на поверхности при вываживании, но остальных лещей это не испугало и тем же способом я поймал ещё двух таких же за каких-то десять минут. На фидерную снасть лещей на Березине я пока не ловил. Постарею: станет тяжело ходить – попробую.

Что сказать о Березинской плотве? Она ловится на поплавок и неплохо на различные насадки, но я не любитель поплавочной удочки и ловлю летом целенаправленно плотву не часто, а только когда хищник «бастует» и нечем больше заняться.

Два слова о ельце. В Западной Березине попадаются при ловле на шитика или насекомое очень приличные экземпляры, но обитают они локально в труднодоступной части реки, где лес подходит к самой воде. По этой причине ловить мне их приходилось не часто, но те рыбалки запомнились.

Закончу налимом. Как-то, после случайной поимки налима на удочку в конце лета, решил в ближе к зиме попробовать ловить его на ночные донки-закидушки. Оказалось, что налима в Березе много, но настолько мелкого, что просто было жаль этих малышей, заглотивших крюк в самый желудок. За несколько попыток я поймал пару десятков этих рыбешек и только одна из них была чуть весомее ста граммов, после чего ловить эту рыбу в Березине я зарекся.

Ни разу за все описанное время мне не попался в Березине судак и не знаю людей, там его поймавших.
Рыбалка, охота, созерцание природы, опусы, фото.
https://plus.google.com/105150859613497916250

За это сообщение автора smooth поблагодарили - 5:
aspid, ГенНик, Shade, SVL, Yurkoff
Аватара пользователя
smooth
Свой
 
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 06 мар 2013, 12:29
Репутация: 21 [ ? ]
Награды: 1
За особый вклад в жизнь форума (1)
Благодарил (а): 7 раз.
Поблагодарили: 216 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение smooth » 30 сен 2017, 07:19

Торжество жизни.

Не знаю, как с другими рыболовами, но со мной неоднократно случалась ситуация, когда выискав на картах и спутниковых фото в Гугле новый для себя водоем, приезжаешь на него на рассвете, полный надежд и ожиданий, а вода в нем оказывается спущенной и только тоненькая ниточка ручейка струится по илистому ложу бывшего пруда. Разочарованию в этот момент нет предела: ведь готовился, перебирал и перевязывал снасти, варил прикормку и насадки, мчался по ночным дорогам больше сотни километров, а водоем «убили».

В таких случаях обычно возникал вопрос: как скоро, если шлюз починят, сможет восстановиться водоем и рыбье поголовье в нем без участия человека? Если зарыбить – тут все понятно: через год можно приезжать и ловить. А если не зарыблять? Поиски ответа в интернете ничего путного не дали.

За свою долгую рыболовную жизнь могу вспомнить несколько случаев, когда рыбу можно было ловить в водоеме уже через пару лет после его заполнения вновь, но клевала, в основном, мелочь. На вопрос: до каких размеров может вырасти рыба в таком водоеме за пару лет недавно я получил ответ, за достоверность которого могу поручиться. Я веду рыболовный дневник, поэтому указанные ниже сроки взяты оттуда.

Семь лет назад я впервые посетил водоем, о котором пойдет речь – небольшой, сильно заросший водной растительностью пруд недалеко от деревни. Порыбачив спиннингом, я поймал там всего пару небольших окуньков на вертушку и уехав, забыл о нем на пару лет, вычеркнув из памяти, как не перспективный.

Спустя четыре года наша рыболовная команда проезжала мимо этого пруда, возвращаясь с рыбалки на другом водоеме. Зарулили на дамбу и ужаснулись, увидев удручающую картину – совершенно пустое ложе пруда и множество отпечатков сапог на топком илистом грунте, свидетельствовавших о том, что рыба была весьма тщательно собрана местными жителями.
Опять я забыл об этом водоеме на три года, но в этом году, когда мой товарищ рассказал мне, что собирается на рыбалку в те края, я о нем вспомнил и предложил другу по пути заглянуть туда в порядке разведки. Отзвонился он сразу по возвращении с рыбалки и благодарил за подсказку. Оказалось, что это была его самая успешная рыбалка в этом сезоне: десяток черных горбатых окуней и три щуки от килограмма до трех. Все, естественно, на спиннинг. Водоем оказался заполненным, причем уровень воды стал выше, чем был раньше и подтопленными оказались прибрежные кусты и деревья.

Посчитав его успех случайным, я в ближайший выходной сам отправился туда порыбачить и результат превзошел все ожидания: несколько крупных окуней и семь щук от килограмма до полутора. Часть из них пришлось отпускать, чтобы не перебрать норму.

Сложилось впечатление, что хищника в водоеме множество. При вскрытии желудков пойманных щук были обнаружены довольно крупные караси – ладошечники, так что, и их в пруду хватало, не говоря уже о мелочи плотвы. Водоем никто не зарыблял – это точно.

То, что за неполных три года рыбье население полностью восстановилось и даже превысило поголовье и размеры рыбы, населявшей его до спуска воды, не может не вызывать удивления.
Фото1405.jpg
Рыбалка, охота, созерцание природы, опусы, фото.
https://plus.google.com/105150859613497916250

За это сообщение автора smooth поблагодарили - 4:
aspid, Shade, SVL, Yurkoff
Аватара пользователя
smooth
Свой
 
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 06 мар 2013, 12:29
Репутация: 21 [ ? ]
Награды: 1
За особый вклад в жизнь форума (1)
Благодарил (а): 7 раз.
Поблагодарили: 216 раз.

Re: Рыбацкие рассказы

Сообщение smooth » 28 окт 2017, 10:17

Там за рекой Украина.


Однажды, при встрече, мой старый друг – заядлый рыболов поделился впечатлениями от поездки в Жары и рыбалки на Днепре.

- Был я там в июне. Рыбы – немеряно! Выплыл утром на лодке в залив – со всех сторон только: плюх, да плюх, как будто падает что-то тяжелое в воду, а это рыба так плещется. Представь себе размеры. Местные поймали пудового сома, да и я сам не мало наловил спиннингом.

- А где эти Жары? – решил я уточнить.

- Если смотреть на карту Беларуси, то на юго-востоке глубоко в Украину по направлению к Киеву вторгается аппендикс нашей территории – самая южная ее часть. Вот на этом аппендиксе и находится два села: Верхние и Нижние Жары. Собираюсь туда на неделю в августе. Если хочешь – поехали вместе, - предложил товарищ.

- Так, там же Чернобыль рядом, - прикинул я, вспоминая карту.

- Совершенно верно. От Верхних Жаров до аварийного реактора Чернобыльской станции чуть более тридцати километров по прямой, но что интересно: это село облако не накрыло и уровень радиации там нормальный – люди продолжают жить. А вот Нижним Жарам, которые чуть южнее, повезло меньше и их отселили.

- Ты знаешь, поеду. Давно хотел побывать в тех местах. Когда еще судьба туда занесет, - решил я, чуток подумав. – А где мы будем ночевать? Палатку брать?

- Не нужна палатка. В Верхних Жарах живет моя тетка с дочкой и зятем в просторном доме. Там и разместимся. Я в этих местах в школьные годы проводил все летние каникулы, знаю их как свои пять пальцев.

- Решено. Когда едем?

- В конце августа.

Скажу честно, эта идея мне пришлась очень по душе. Люблю дальние поездки в новые места и я загорелся: стал изучать снимки той местности из космоса, Днепр и его затоны, информацию в интернете, прикидывать где, как и на что можно будет порыбачить. Снимки Жаров со спутников удивили: в отличие от деревень центральной Беларуси, где дома стоят четкими рядами вдоль улиц, в этих селах хаты были беспорядочно разбросаны и вся территория была испещрена паутиной белесых дорог и дорожек. Улицы существовали лишь номинально, автомобили ездили по селу, как кому вздумается. Верхние Жары стоят вдоль берега большого днепровского залива – Любитова, а Нижние на берегу самого Днепра, но всё это пограничная с Украиной зона. По этой причине нам пришлось сходить в банк и заплатить госпошлину за пребывание в пограничной зоне. Смысл этого побора мне не понятен – не знаю за что заплатил. С пограничниками мы в Жарах не встречались, никаких услуг они нам не оказывали и других действий в отношении нас не предпринимали.

Помимо ультралайт-спиннинга пришлось снарядить довольно мощную снасть в расчете на возможную поклевку рыбы, которую я еще никогда не ловил – сома. Перебрал приманки, подобрал подходящие для лова в тех условиях, сложил в рюкзак. С собой мы решили взять надувные лодки, чтобы на месте ни у кого не просить плавсредство и ни от кого не зависеть.

И вот, наконец, день выезда. Затарившись продуктами на неделю, мы стартовали, под завязку загрузив Ситроен Берлинго всем необходимым. Путь предстоял не близкий – почти полтысячи километров на юг. По дороге интересно было наблюдать за изменением видового состава деревьев в придорожных лесах: постепенным уменьшением количества еловых деревьев и полным их исчезновением где-то под Гомелем, преобладанием сосны, дуба, других широколиственных пород, появлением и нарастанием числа акаций.

Спустя пять часов Верхние Жары встретили нас совершенно непривычным ландшафтом: мелким желтым песком, просвечивающимся повсюду сквозь выгоревшую от зноя траву, зарослями акации, груши – дички и вездесущего ясенелистного клена.
Фото0079.jpg
Фото0079.jpg (142.66 КБ) Просмотров: 249
Фото0078.jpg
Фото0078.jpg (127.42 КБ) Просмотров: 249
Паутина дорог, которую я видел на снимке из космоса, оказалась сетью песчаных грунтовок, вьющихся беспорядочно между домами, по которым ехать надо было не снижая скорости, чтобы не увязнуть. Проходя по двору к дому, обратил внимание на огород: тот же песок, только с добавкой навоза и в нем торчали мелкие овощи. Удивило, что на таких бедных землях люди поселились и жили испокон веков и хорошо жили!

- Переговорный пункт, - усмехнулся мой товарищ, показывая на метровую колодку в полусотне метров от забора, к которой была протоптана тропинка желающими выйти на связь.

В доме и в других местах мобильной связи не было, только в одной этой точке и то, только если залезешь на колодку. Приняли нас радушно, застолье затянулось и на Днепр в этот вечер мы уже не попали, легли отдыхать договорившись начать рыбалку с рассвета нового дня. Поскольку дом стоял в сотне метров от Любитова – крупного залива Днепра, с него решили и начать.
Фото0082.jpg
Фото0082.jpg (113.89 КБ) Просмотров: 249
Фото0083.jpg
Фото0083.jpg (93.77 КБ) Просмотров: 249
Фото0084.jpg
Фото0084.jpg (110.25 КБ) Просмотров: 249
Фото0085.jpg


Хотя на снимке Викимапии этот водоем назван озером, это не совсем так - связи с рекой он не потерял, поэтому это залив, пусть и причудливой конфигурации. По форме он напоминает перевернутый женский сапог с высоким каблуком. Длина его около трех километров, ширина до двухсот метров и глубина до семи метров. Берега поросли деревьями и кустами, в изобилии водная растительность: кубышки и кувшинки, телорез, аир, создающие оптимальные условия для жизни и размножения множества видов рыб.
Фото0088.jpg
Фото0088.jpg (136.68 КБ) Просмотров: 249
Здесь я впервые увидел в изобилии «краснокнижник» - водяной орех-чилим.
Фото0100.jpg
Фото0100.jpg (156.03 КБ) Просмотров: 249
Фото0101.jpg
Фото0101.jpg (208.07 КБ) Просмотров: 249


Прикинув, что спиннингом будет ловить результативнее, ловлю на донки и удочки отложили на потом и накачав лодки, спустили их на воду.
Фото0105.jpg
Фото0105.jpg (171.7 КБ) Просмотров: 249
Начиная рыбалку в новом месте на незнакомом водоеме всегда с волнением и надеждой делаешь первые забросы. Так было и в этот раз, но Любитов нас не разочаровал: поклевки следовали одна за другой, радуя наши рыбацкие души и, хотя очень крупных рыбин не попадалось, удовольствие от рыбалки мы получали огромное.

Во-первых, я впервые в жизни ловил красноперку на блесну-вертушку и это были не случайные поклевки, а целенаправленно заплыв в заливчик, где плескалась эта золотая рыбка, я спровоцировал на поклевку десяток штук.

Во-вторых, очень часто попадались на блесну жерешки: помельче – отпускались, покрупнее шли в садок. Под деревьями вплотную к урезу воды на вертушку-тройку поклевывали увесистые подъязки. Сперва я не мог понять, что за рыба стучит по блесне и не засекается, но потом подобрал темп проводки и дело пошло. Кстати, раньше язи на блесну мне тоже не попадались.
Фото0102.jpg
Фото0102.jpg (261.57 КБ) Просмотров: 249


Естественно, было множество поклевок щук и окуней. Мелочь, по возможности, отпускалась, если не сильно травмировалась крючками. Клевало, в основном, на вертушки разнообразных размеров и фирм, но в фаворитах были двойки и тройки. Более мелкие блёсенки, на удивление, игнорировались белой рыбой и на них клевали вездесущие окуни и щучки. За четыре утра мы облазили все закоулки Любитова. Прозондировали семиметровые глубины джигом в надежде на поклевку сома, но не клюнул усатый, только мелкие щуки.

Как не хотелось нам съездить на знаменитые рыбацкие точки на Днепре с кодовыми названиями «камень», «автобус» и другие, о которых читал в интернете, но не решились: машина наша не вездеход, а дорога туда после дождей была не только ухабистая, но и здорово раскисшая.
Фото0086.jpg
Фото0086.jpg (160.71 КБ) Просмотров: 249
Отведя душу рыбалкой на Любитове, решили съездить в Нижние Жары порыбачить на Днепре.

Днепр, конечно же, поразил своей шириной и мощью. Сразу вспомнилось Гоголевское: «Чуден Днепр при тихой погоде…» и далее про редкую птицу, которая долетит до середины Днепра.
Фото0097.jpg
Фото0097.jpg (103.13 КБ) Просмотров: 249
Фото0098.jpg
Фото0098.jpg (134.69 КБ) Просмотров: 249
К берегу реки мы подъехали по песчаной дамбе, насыпанной вручную жителями Жаров в девятнадцатом веке для предотвращения подтоплений в весенний паводок. Эта титаническая работа была выполнена бесплатно на добровольных началах с помощью повозок и лошадей. Вдоль берега идет пограничная полоса, для пребывания в которой нужен пропуск.
Фото0095.jpg
Фото0095.jpg (146.66 КБ) Просмотров: 249
Поскольку его мы не имели, быстро сфотографировав Днепр и заречный украинский берег, мы ретировались, чтобы не иметь проблем с пограничниками.

В Нижних Жарах поразило царящее запустение: множество брошенных домов, заросших бурьяном и кустарником дворов. Некоторые дома в прошлом были богатыми, украшенными резьбой и колоннами, сохранили до сих пор остатки прежней роскоши.
Фото0091.jpg
Фото0091.jpg (174.04 КБ) Просмотров: 249
Фото0089.jpg
Фото0089.jpg (164.54 КБ) Просмотров: 249
Достаточно много и ухоженных домов, используемых под дачи. Над одним из них развевались на ветру флаги трех государств: Беларуси, Украины и России. Выходцы из Жаров теперь живут в разных странах, но объединяет их родительский дом.
Фото0092.jpg
Фото0092.jpg (219.08 КБ) Просмотров: 249
Постоянно проживает в Нижних не более сорока человек, а в лучшие годы жило полтысячи. Удивил ассортимент местного магазина, витрина которого изобиловала алкогольными напитками, в том числе и дорогими, которых и в Минске не всюду купишь.

Фото0093.jpg
Фото0093.jpg (151.42 КБ) Просмотров: 249
Фото0106.jpg
Фото0106.jpg (118.95 КБ) Просмотров: 249
Расположившись на берегу одного из рукавов Днепра напротив острова, попробовали ловить на закидухи, но после каждого заброса немедленно следовал легкий рывочек и на крюк садился ерш, не оставляя времени на поклевку другой рыбе. На этом же рукаве в поле нашего зрения блеснил вертикальной блесной с лодки рыболов и периодически доставал из воды судаков. К сожалению, снастей для вертикального блеснения у нас с собой не было и составить ему конкуренцию мы не смогли. Для ловли на реке в других местах нужен был пропуск в пограничную полосу и посему нам это было не доступно. В общем, на реке рыбалка не удалась.

Рыбы, пойманной в этих местах я не ел опасаясь радиации, хотя ее ежедневно жарили на ужин, а может быть и зря, поскольку по приезду в Минск я исследовал в лаборатории центра гигиены овощи, которые мне дали с собой специально для анализа: морковь, свеклу, картошку. Содержание радионуклидов в них оказалось в пределах нормы, как в овощах, выращенных под Минском.

Фото0107.jpg
Фото0107.jpg (117.83 КБ) Просмотров: 249
На обратном пути в Паричах мы засвидетельствовали свое почтение еще одной великой реке Березине, зарулив на паромную переправу и переполненные впечатлениями благополучно вернулись в Минск.
Рыбалка, охота, созерцание природы, опусы, фото.
https://plus.google.com/105150859613497916250

За это сообщение автора smooth поблагодарили - 4:
Ставров, ГенНик, Shade, SVL
Аватара пользователя
smooth
Свой
 
Сообщения: 86
Зарегистрирован: 06 мар 2013, 12:29
Репутация: 21 [ ? ]
Награды: 1
За особый вклад в жизнь форума (1)
Благодарил (а): 7 раз.
Поблагодарили: 216 раз.

Пред.След.

  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2